Журналистам Gaude заплатили за шествие в защиту детей

2 Март, 2013

Накануне шествия в защиту детей 2 марта на одном из форумов набора массовки Gaudeamus нашел интересное объявление. Людей приглашали за деньги в тот же день поучаствовать в «шествии общества садоводов». Ранее в Интернете появлялись другие подобные объявления, но там шел набор на «политический проект» у метро Кропоткинская.

«Что дадут, то и понесем»

Собственно, именно от Кропоткинской в 14 часов должно было стартовать шествие в защиту детей. А «садоводы» встречались у метро Фрунзенская в 11. Поскольку от одного метро до другого — рукой подать, я предположил, что «садоводы» и «в защиту детей» в этот день понятия-синонимы.

Надеюсь, все помнят, что мы садоводы

Слегка опоздал, но в 11:20 все же вышел к назначенной точке сбора. Вокруг нескольких координаторов в основном толпились люди среднего возраста, хотя были и молодые. Нам устроили перекличку по фамилиям, и каждому выдали бумажку с личным номером. «Номера не теряем, это ваши деньги! Не будет бумажки, не будет денег!»,— несколько раз предупредил координатор Андрей. —«Сейчас денег не будет, вы еще не заработали. Надеюсь, все помнят, что мы садоводы, любим сады и огороды. Скоро приедут автобусы и мы поедем в центр на Кропоткинскую. Что дадут, то и понесем. Пройдемся, может быть, на шествии нашх спонсоров, постоим, послушаем кого-то и вернемся сюда на автобусе».

Люди гадают, куда именно едем. «На Сахарова сегодня митинг какой-то». —«На Сахарова — это оппозиция, а мы, наверно, что-то другое». —«В прошлом году на Жириновского попали, а я на политические не хожу вообще. Но пришли — не пожалели». «А другие в 12 встречаются на Кропоткинской»,— рассказывает тетенька.

«Кто от Журова, председателя союза садоводов, подходите сюда»,— зовет другой координатор сразу после звонка по телефону.

11:49. Я в автобусе. В одном из то ли трех, то ли из шести. В каждом человек по пятьдесят.

Как только мы расселись, начался инструктаж. Мне удалось записать его на диктофон:

 

Наш инструктор сказал, что после митинга нас развезут автобусами и уже потом раздадут деньги: «Там двадцать тысяч человек на площади. Чтобы не было давки, делаем так».

Девочки-координаторы, как и мы, узнали о точной направленности мероприятия только сейчас. «Это то, что Астахов пропагандирует, чтобы детей педофилам не отдавать»,-объясняет одна девочка другой. Каждому раздали поясняющие листовки: «Марш в защиту детей! Случилась беда — русский мальчик Максим Кузьмин погиб в приемной американской семье. Мы больше не можем молчать. Трагедия призывает нас взяться за руки и объединиться. Мы требуем выработать комплекс мер, облегчающих усыновление российских детей гражданами российской Федерации, разработать систему экономического стимулирования семей с приемными детьми, улучшить условия в детских домах, ввести общественный контроль над детскими домами, призвать бизнес к социальной ответственности. Помоги нам собрать подписи Президенту России и вернуть Кирилла на Родину!» (Кирилл — это брат Максима Кузьмина, но листовка это не поясняет. Орфография и синтаксис сохранены).

Пожилые люди на соседних местах поддерживают, соглашаются и возмущаются преступлениям зарубежных усыновителей. Многие из них уже видели передачи и выступления по федеральным телеканалам, поэтому зерно падает в благодатную почву.

В это время мой коллега Кирилл разговорился с людьми в другом автобусе. Рассказал, как его винтил на митинге ОМОН. «Сколько ж тебе за это заплатили?» — «Нисколько, я просто так». —«А мне вот все равно, главное, чтобы денег давали».

Некоторые высказывали недоверие: «Чмо эти законы, все равно соблюдать не будут». Многие просто молчали.

Без двадцати час автобус тронулся с места.

Шествие в защиту детей

Долго ли, коротко ли, а нас привезли на Кропоткинскую и вывели из автобуса неподалеку. Пока мы ехали по набережной, я решил выглянуть в окно и на дистанции в пятьсот метров насчитал тринадцать припаркованных автобусов, по виду похожих на наши, с табличками «Заказной», один с владимирскими номерами (33-й регион). На днях редактор газеты «Ковровская Искра» Виктор Майстренко сообщил, что на шествие по разнарядке собирают людей из профсоюзов Владимирской обасти — ненароком позвали и его.

Почти всем, и мне в том числе, выдали флаг Союза садоводов с разноцветной ромашкой на белом фоне. На Гоголевском бульваре перед пропускными рамками заметил синие флаги «Союза машиностроителей России». Интересно, а это были такие же машиностроители, как мы — садоводы, или нет?

Я замечаю среди флагов «Единой России» плакат: «На Кавказе детей не бросают!» Задумался: уж не значит ли это, что кавказское общество предлагается как пример для всей России, или речь идет только о конкретной проблеме?

Очень много флагов Трудовой партии России. Флаги Партии пенсионеров сильно различаются: у одной группы белые, а у другой синие. Видел я и флаги Всероссийского совета местного самоуправления. Также мы прошли мимо движения георгиевцев. Необходимо было держаться вместе и выполнять команды. Сказали, что тем, кто пойдет не в колонне, не заплатят.

Мы улыбаемся, нам хорошо, мы защищаем детей. Да, Варь? Дай Бог всем детишкам здоровья. А то как насмотришься этих передач, ужас

Играет духоподъемная музыка: то русские народные песни, то советские патриотические, то современные наподобие Григория Лепса. У нас в колонне появилась гармошка. Спели хором «Катюшу». В то же время довольно холодно, но я думаю, что шествие довольно похоже на первомайское. Женщины сзади как будто читают мои мысли, одна из них произносит: «Холодно, не май месяц. Май тоже будет!»

«Мы улыбаемся, нам хорошо, мы защищаем детей. Да, Варь? Дай Бог всем детишкам здоровья. А то как насмотришься этих передач, ужас»,— беседуют между собой две пожилые женщины, идущие сзади меня с флагами «Союза садоводов». «Видел там, партия за женщин России, а стоят одни мужики»,-делится коренастый мужчина.— «Что-то не сообразил подойти спросить. Интересно». «Они пару ищут!»— смеется другой.

«Мы должны поставить заслон иностранному усыновлению»

Двигаясь медленно, с небольшими остановками, мы дошли до места митинга. Со сцены объявили о выступлении «почетных гостей».

Координатор общественного движения «Русские матери» и бывший работник аппарата Государственной думы Ирина Бергсет провозгласила: «Нас здесь тысячи. Была информация от людей, которые считали и принесли цифру 20 000 людей». Оценки СМИ скромнее. «Мы не допустим смерти брата убиенного Максима, поэтому мы написали письмо президенту»,-сказала Ирина. Также она очень усомнилась в предварительном выводе американского следствия, которое заявило, что смертельные травмы Максима Кузьмина «не были нанесены ему посторонними лицами» и мальчик «имел психическое расстройство, которое проявлялось в нанесении себе ран».

«Все флаги опустите, идет трансляция, работать невозможно! Россия, Первый канал снимают и ничего не видно!»- скомандовали из первых рядов.

После со сцены выступали другие активисты и не только. Что интересно, на сцену поднялся недавно уволенный с поста ректора РГТЭУ Сергей Бабурин, которого представили руководителем партии «Российский общенародный союз». От выступавших люди услышали разные слова, среди них, например, такие: «За много лет мы впервые испытали чувство энтузиазма, единения»; «Если мы решим эту проблему, то остальные сможем решить тем более!»; «Я верю своему президенту. Я верю, что Россия будет без сирот»; «Мы должны поставить заслон иностранному усыновлению. Потому что мы не можем обеспечить их безопасность»; «Защита детей должна стать национальной идеей России».

«Здесь собрались те, кого недавно назвали подлецами»,-вспомнил об оппозиционном «Марше против подлецов» депутат Госдумы Владимир Овсянников. —«Обвиняли лучших людей России, Государственную думу. И сегодня им плевать на это мероприятие, они проведут свое шествие, где в очередной раз попытаются унизить Россию, ее институты власти, институт материнства». По словам депутата, как только Россия начала «собирать камни», ее враги сразу забеспокоились.

Ветеран афганской и чеченской войны, участник штурма захваченной террористами школы в Беслане Вячеслав Бочаров призвал сделать патриотизм основой общества. Он сказал, что во время военных операций никогда бы не подумал, что ему придется выступать с трибуны в защиту детей.

В заключение на сцену вышла заслуженная артистка России Диана Гурцкая, которая спела песню и лишь затем сказала: «Друзья! Эта акция не против кого-либо, а наоборот: чтобы в обществе изменилось отношение к детям». Она сказала, что государство может принимать любые программы, но ничего не изменится без нашего участия. После этого Гурцкая начала петь вместе с детским ансамблем «Домисолька» песню, под звуки которой «садоводы» потянулись к выходу с митинга.

Когда мы ждали автобус, мужчины завели разговор: «Интересно, на чьи же деньги все это?» «Ну вот еще это обсуждать будем! Нам какая разница»,-одернул его пожилой. А другой дал ответ: «На наши же деньги, на чьи еще. На налоги». Другие обсуждали, что довольны мероприятием: вероятно, потому, что ораторы выступали быстро, митинг прошел без задержек, а тематика шествия у некоторых вызывала сочувствие.

Потом был автобус, неожиданно долгая дорога до точки старта и финиша и 600 рублей в обмен на измятую бумажку с номерком.

 

Текст: Алексей Храпов
Фото: Кирилл Аршава

Ранее по теме: 
Аватар пользователя Анна Букина

Какой всё-таки ужас...