Митинг 6 мая: на том же месте год спустя [видео]

6 Май, 2013

Gaude вернулся на Болотую спустя год после столкновений

Наше видео:

Звуков на митинге было заметно меньше, чем обычно

«Насть, да чую я, сегодня что-то будет»,—говорит мне Катя. Катя — высокая рыжеволосая девушка с активной гражданской позицией. Студентка, будущий юрист. По совместительству моя бывшая одноклассница.—«Только что была на Боровицкой, да там столько полиции, все в полном боевом, каски, бронежелеты. Все как положено. У нас же все в силе?»

Своевременный вопрос утром шестого мая. Полиции в городе действительно прибавилось. Заметно это и тем, кто далек от политики, и тем, кто уже спланировал очутиться на Болотной.

Дорога к Болотной площади, 17.35. Молодая девушка кутается в свою яркую олимпийку и гневно бросает: «Какой же ветер сегодня сильный. Это же ужас какой-то!»

«Будем надеяться, что это ветер перемен»,—с улыбкой поддерживает пожилая женщина.

Митинг официально начинается в 19.00.

Разговор с бабулей

«Девушка, ну вы же мешаете»,—окликает меня небольшого роста бабуля с голубым беретом на голове. У нее в руках красная клетчатая сумка и плакат: «Путин, уходи, пора на нары». Профиль адресата аккуратно выведен простым карандашом.

«не нужно это людям вот и все. Многие посмотрят телевизор и им достаточно»

Очередной щелчок фотоаппарата очередного активиста, и Татьяна Андреевна, сменив гнев на милость, уже сама подходит ближе.

— А вы не первый же раз на митинге? — пытаюсь удовлетворить свое любопытство я.

— Да, это мой уже сотый митинг,—улыбается она.

Я боюсь показаться бестактной, но все же решаюсь:

— А у вас много единомышленников в вашем окружении, среди ровесников, например?

— Да нет, конечно. Просто мои знают, что меня бесполезно отговаривать. Я с ними все равно общаюсь, хоть они этим всем и не интересуются. Ну не нужно это людям вот и все. Многие посмотрят телевизор и им достаточно.

— Что же вам такого телевизор выдает, раз вы здесь?

— А я телевизор не смотрю. И никогда не буду смотреть эту пропагандистскую машину. Я радио люблю слушать. Вот радио «Свобода» я слушаю уже давно. И газеты читаю.

Татьяна Андреевна переворачивает плакат. На другой стороне все тот же смысл: «Долой Путина».

— А Вы Навального поддержали бы? Ну, если бы он баллотировался бы в президенты, например?

— Поддержала бы. А почему бы нет? Лишь бы только не Путин: и так страну уже непонятно во что превратили.

«Мы желаем Путину счастья»

Через рамки металлоискателя проходят зеленые кеды, строгие коричневые туфли, аккуратные босоножки, белые балетки и не только. Подняв голову, замечаю странный для протестного митинга плакат: «Мы желаем Путину счастья», с обратной стороны: «Путин не рад путинизму».

Увидеть столь двусмысленную запись на Болотной необычно не только мне, но и службе безопасности. Точнее, широкоплечей женщине в яркой куртке с надписью: «Безопасность».

«Дело в том, что Путин сам не рад такому режиму. Сами не ведают, что творят»,—мужчина с плакатом цитирует Писание.—«Ему ведь только нужно показать, что нам что-то не нравится».

— И после этого что-то изменится?

Мужчина с плакатом ловит мой взгляд и с уверенностью продолжает: «Да, именно поэтому я здесь. И мы желаем ему счастья».

— А кто «мы»?—наблюдательный парень рядом вмешивается в диалог.

— Мы? Это я, мой сын, мой брат…

— Вы понимаете, что это воспринимается как то, что мы все тут желаем ему счастья?—возмущается парень.

«Безопасность» приходит с подмогой — одним из организаторов митинга. Плакат просят убрать, но получают отказ.

На сей раз в подмогу зовут полицейского.

«А в чем вы его обвиняете? Что случилось? Почему?»—подоспевшие демонстранты атакуют широкую спину Безопасности.

Мужчину с плакатом уводят с площади.

Татьяна Болотина — свидетель по «болотному делу»

Около половины седьмого. Митингующие стремятся подойти к трибуне. Охранители правопорядка просят не задерживаться и проходить вперед.

Девушка в фиолетовом плаще одиноко стоит на тротуаре в стороне от общей массы. В руках маленький плакат. На альбомном листе коряво написано: «Я была свидетелем событий 6 Мая год назад».

С мая 2012 Татьяна Болотина, свидетель по «болотному делу», стала добавлять: «Болотина — это моя настоящая фамилия. Не пиар и не псевдоним».

— Конечно, за год усилилось чувство безысходности. Но не пропало желание бороться. Я не раз давала показания. Я хожу на суды. Если сейчас мы замолчим, то дальше ничего хорошего можно не ждать.

Рыба тухнет с головы

Мой ориентир в толпе — занимательный плакат: «Рыба тухнет с головы — Путин, из-за тебя провоняла вся Россия». Он поднят в центре, и если перемещаться вокруг него по кругу, то можно кое-что понять.

Нет ничего красноречивее, чем слова в толпе. Нет ярче выводов, чем выводы, основанные на конкретных диалогах.

Со сцены на Болотной доносится снова и снова:

«Свобода решать судьбу. Мы…»

Двое мужчин держат плакат героя из angrybirds. Красная пташка, которая громит все и вся. «Ой, свобода свободой, а мне бы сейчас чашку горячего чаю». — «Ну или чего покрепче»,-подхватывает другой, поглаживая бороду.—«Мне вот теща вчера, прикинь, бутылку бренди подарила».

С трибуны по-прежнему:

«Мы победим», «Мы победили…», «Наша победа».

Девушка в ярко-зеленых кедах неприлично громко делится со своим молодым человеком: «Не, ну ты смотри, прям победа за победой! Прости, но это п…ц какой-то!»

«Жалко ребят»

По дороге к метро мы с Катей обмениваемся впечатлениями.

Катя с детства была пацанкой. Ее до сих пор уважают ребята, как говорится, с нашего двора. Она всегда за своих горой.

«Ну как же так, Насть, наших бьют. Мне жалко ребят. Ну почему пришло так мало народу? Почему молодежь этим мало интересуется? Нам же жить в этой стране…»

В вагоне метро все очень спокойно. Напротив бабуля читает детектив. Рядом пара влюбленных делится друг с другом своей нежностью.

Собственная жизнь заботит их куда больше протестов и политических выступлений.

Справка Gaude

На сегодняшнем митинге было тише, чем обычно. Днем, когда монтировали сцену для выступлений, погиб 25-летний рабочий Максим Мелков: на него упала звуковая колонка. На месте действия работал Следственный комитет, эта сцена осталась недостроенной. Организаторы митинга попросили участников спустить флаги в знак траура. Звуков было заметно меньше, чем обычно: редкое и короткое скандирование лозунгов, аплодисменты без оваций. Не играла музыка. Самыми шумными были участники движения «Русские», которые не стали опускать свои имперские желто-черные флаги и периодически начинали скандировать речевки про «Москву — русский город» и им подобные.

Примерно в двухстах-трехстах метрах от новой сцены (на глаз из толпы сложно оценить) люди стояли битком, подчас желающим пройти сюда было некуда втиснуться. Дальше было просторнее. По оценкам корреспондентов Gaude, одновременно на площади находилось около тридцати тысяч человек. По данным движения наблюдателей «СОНАР», митинг посетило 27 500 человек (наблюдатели стояли возле металлических рамок на входе и вели подсчет). ГУВД Москвы насчитало около семи тысяч человек.

На митинге задержали шестерых человек: пять за ношение масок и одного, 15-летнего подростка, за то, что он жег файер.

Анастасия Бушуева (текст репортажа), Алексей Храпов (справка Gaude, фото, видео)

 
 
Ранее по теме: