Айфон против шансона: чем опасны разоблачительные телепередачи



  
Айфон против шансона: чем опасны разоблачительные телепередачи

В борьбе власти и гражданских активистов при помощи телевидения появились запрещенные приемы. Многие им не верят. Они уже не несут никакой выгоды. А скоро начнут нести непоправимый ущерб.

Власть и оппозиция долгое время существовали в параллельной реальности, занимаясь редкими и безобидными уколами тупым зонтиком. В декабре противники вышли на ринг. За их распасовкой и растанцовкой следит завороженная публика. Кто-то свистит. Дети едят мороженное. Гопники поплевывают семечками с галерки. Гламурные девушки с вывернутыми наизнанку шубами так и просятся, чтобы их снимали. Брызжут слюной, плачут и мироточат. И смотрят с гневом в глаза друг друга. Даже так: не с гневом, а с истовой ненавистью. Страна айфона и страна шансона стоклнулись в безнадежной и бесцельной схватке за места в зрительном зале. И победителей тут нет – каждому обязательно отдавят ногу. А могут и убить.

Но у одного из противников есть куча преимуществ. Его оградят от свиста с галерки, ему принесут на блюде головы тех, кто что-то-там-нюхал-гриппозным-носом. Ему подсуживают. А он, в свою очередь, очень любит запрещенные приемы. То нападет на независимого рефери. То придумает красивую историю о том, как зрителей на бенефис его противника привели не идеалы Конституции, а валютная проституция. Слезы, смех в зале, одобрительные покачивания старушки в первом ряду ему обеспечены. И можно было бы всю эту историю попросту не замечать, как не замечают нас по ту сторону баррикад, но игнорировать ситуацию, когда кто-то хочет, чтобы ты плохо пахнул, больше нельзя.

В истории с фильмом «Анатомия протеста» возмущают две вещи. Во-первых, беспардонная игра на пролом известной телекомпанией. Вас запалили еще месяц назад – эту информацию отлично обновили несколько дней назад, зачем тужиться? Но руководство этой самой телекомпании посещает бесплатные семинары анонимных медиа-демиургов внутри красных стен, и потому оно может смотреть глазами кота из «Шрека» в недоумении от происходящего, носить дурацкий галстук в горошек и продолжать повторять мантры: это не нас купили – это вас купили. С потрохами. А вы и не заметили. Да мы и не могли заметить – потому что вряд ли можно купить здравомыслящего человека за 500 рублей. Хотя бы по банальной причине: на эти деньги даже не пообедаешь.

И второе. Я недаром тут в начале упомянул тезис журналиста Юрия Сапрыкина о «стране с айфоном и стране с шансоном». Когда коллективный Стас Михайлов и коллективный Юрий Сапрыкин сходятся в не менее коллективной борьбе с использованием запрещенных приемов, галерки по обе стороны баррикад внезапно вспоминают о существовании друг друга и начинают поливать грязью себе подобных от комментов до ангажементов. И тут не у холопов чубы трещат, пока паны дерутся. Тут холопы скоро будут готовы эти самые чубы друг другу оторвать за милую душу. Начаться все может с малого. С семьи. Где старшее поколение не видит альтернатив тому, что есть. А младшее не видит альтернатив тому, чтобы то, что есть, поскорее исчезло.

Вина тут лежит даже не на втором лице государства, а на тех, кто потакает идеологам программы этого самого лица. В первую очередь, на коллегах-журналистах, которые сначала игнорировали нарушения на выборах и митинг на Чистых прудах, а потом продолжили снимать злое пропагандистское кино с постановочными сценами. На коллегах, которые намеренно демонизируют положение дел у своего идеологического противника. На коллегах, которые, сами не понимая того, сталкивают две страны, существующие в одном государстве. Которые могут разжечь даже маленькую лучинку гражданского противостояния в рамках ячейки общества, и даже при том не постесняются и не подавятся. А когда дело в зрительном зале дойдет до ломания стульев о головы друг друга и проломления черепов о стулья друг друга, будет уже поздно. Коллеги, одумайтесь. Задеть может всех.