Непраздничное



  
Непраздничное

О ликвидации студенчества как класса

Татьянин день для меня всегда был чем-то эфемерным. То ли потому что сессию мы успевали закрыть чуть пораньше и 25 января встречали усталыми и помятыми после «обмывания» пятерок. То ли потому что этот праздник казался какой-то инородной смесью из плакатных мероприятий и плотских утех конкурсов красоты, а ни к чему из этого я не имел никакого отношения. Но, на самом деле, к этому празднику вообще никто не имеет отношение.

Студенчество в России в 2013 году — явление не менее эфемерное, чем, например, «креативный класс» или «путинская шайка». Осознание себя студентом ограничивается проездным, возможностью бесплатно сходить в Эрмитаж и стипендией. Более того, и с этими благами мы готовы спокойно расстаться, как минимум — не стремиться их преумножать. С тем фактом, что на стипендию нельзя даже сводить девушку в кафе, мы можем спокойно смириться. Над тем, что руководители государства лицемерно даруют повышение этой самой стипендии на целых 99 рублей, мы можем, как максимум, подтрунивать. С тем, что порядки в наших общежитиях драконовские, мы готовы ужиться — лишь бы нас не лишили и этого скромного жилища. О том, что вузовская система и с «болонским процессом» часто страдает консервативной болезнью, мы и вовсе предпочитаем не задумываться. Объединяемся мы только в двух случаях: хорошо отдохнуть или когда уж совсем жаренный петух клюнет в то самое место: например, наш вуз внезапно станут закрывать, любимых преподавателей — увольнять без суда и следствия, а в помещениях развешивать колготки и дешевую бижутерию.

На протестное студенческое шествие, которое пройдет в Петербурге 26 января, записалось несколько сотен человек. Но это не беда организаторов. Петербург — не Сантьяго и не Мадрид. У нас холодно, мерзко, а еще мы, в отличие от чилийских и испанских товарищей, уже отчаялись ждать и требовать льгот и благ от государства. Именно их отсутствие в какой-то момент заставило нас добиваться всего самим — и поодиночке. И в тот самый момент случился перелом: студенчество, как единое целое, закончилось еще на митингах в середине девяностых.

Конечно, странно писать все это на страницах крупнейшей в стране студенческой газеты, но попробуйте сами вспомнить, когда вы объединялись в едином порыве со своими однокурсниками, кроме сессии и неизбежного, как смерть, КВН? Когда вы вместе выражали недовольство порядками в своем общежитии? Когда вы вступались за любимого преподавателя? Когда вы добивались того, чтобы в вашей столовой появилась, наконец, нормальная еда, а не инфернальные макароны за полсотни рублей? Безусловно, я тут и сам неплохо подставляюсь, но ведь и почти ни у кого из вас этого не было.

Татьянин день будет, конечно, отличным поводом вспомнить отлично проведенные шесть лет в компании лучших друзей, любовь, сосиски в тесте из столовой за 20 рублей, не одно теплое похмельное утро, пару дипломов, радость от стипендии на первом курсе, постоянные посиделки в университетском дворе: с девушкой, с гитарой, с кофе, с ноутбуком. В конце концов, нашего главного редактора зовут Татьяна, и есть повод ее поздравить с именинами. И, наверное, не стоит слишком много жаловаться и брюзжать, как старик — праздник все-таки. Но за шесть лет можно научиться не только отличать Канта от Гегеля, но и бороться с несправедливостью. Надеюсь, у вас это получится.