Владимир Познер online



  

Эта публикация относится к разделу блоги Gaude и высказывает личное мнение автора

Прогресс раздробил современный мир надвое: телефоны, компьютеры и телевизоры — мы привыкли знакомиться и общаться заочно. Мы делаем кумиров из людей, которые смотрят на нас с телеэкранов или вещают нам по радиоволнам: чёткое HD-изображение, прекрасный звук и тот самый любимый «герой», смотрящий на тебя как звезда с неба, до которой не дотянуться. Но эта граница — миф: «до звёзд» дотянуться можно. Если они будут чуть ближе.

Это доказал Владимир Познер, который по приглашению студентов посетил МГИМО.

«В тесноте, да с Познером»

За полчаса до начала зал, который рассчитан на сто человек, был забит под завязку добрыми двумястами или даже двумястами пятьюдесятью людей. Они не сидели, не стояли — подпирали стены зала, который, казалось бы, должен был рухнуть, как карточный домик, от такого количества.

Уходить никто не думал даже после объявления о том, что тележурналист задерживается: «К сожалению, пробки еще никто не отменял!» Ждать пришлось недолго. Через несколько минут после появления ведущего аплодисменты дошли до задних рядов. Продирая глаза через человеческие фигуры, возможным стало увидеть самого Познера, подходящего к микрофону.

Поприветствовав всех собравшихся, он сходу начал говорить на тему журналистики в России и пришёл к мнению, что в России есть журналисты, но нет журналистики нет профессии, как таковой.

Отдельная точка зрения была у него и на тему свободы слова: «Есть свобода, а есть воля. В России очень часто путают. Считают, что воля — это есть свобода. Воля — это вот что: „что хочу, то и ворочу, что хочу, то и говорю“ — это воля!» После чего он предложил перейти к вопросам.

«У студентов ЕСТЬ вопросы!»

Руки всколыхнулись в воздухе. Вопросы посыпались один за другим. Многие хотели сказать слова благодарности. И каждый раз, когда это случалось, Владимир Владимирович вставлял свой комментарий и лишь после давал развернутый ответ, не просто отвечая на вопрос в поставленных рамках, а как бы рассуждая.

Первой руку подняла девушка:

-Уважаемый Владимир Владимирович, здравствуйте! Вы знаете, я всегда смотрю все ваши передачи и отдельное «спасибо» вам за эти темы, которые вы поднимаете…

-А можно вот без вот этих?!

Легкий смешок прокатился по залу.

-Недавно у вас в гостях был Гейдар Джемаль — представитель исламского комитета России. Я бы хотела вам задать вопрос как журналисту, как яркому общественному деятелю, как человеку, который… (смех в зале) Какие чувства вы испытывали, когда он положительно ответил на ваш вопрос, что смог бы убить человека?

-Программа «Познер» сделана в жанре интервью, то есть я задаю вопросы. Я НЕ спорю. Я задаю — человек отвечает, отвечает так, как он считает нужным. Я должен быть беспристрастным.

Мне важно было показать, что такое экстремизм. Я хотел показать, какое лицо у этого экстремизма: тонкое, умное и беспощадное… И мне это удалось.

Да, вот молодой человек.

-Ходят слухи, что вы собираетесь или уже иммигрировали во Францию (на самом деле это уже довольно старая утка.-Gaude)

- То есть меня уже здесь нету, да?

Смех. Он появлялся внезапно и так же быстро уходил, стоило только коснуться серьёзной темы.

-Следующий вопрос. «Фиолетовая женщина», слушаю Вас.

Волна смеха.

-Здравствуйте, Владимир Владимирович! У меня вопрос, касающийся интервьюера. Есть ли у вас темы, которых вы никогда не касаетесь с ним?

Зал вмиг умолкает и внимает.

-Есть. Я никогда не лезу в личную жизнь. Я могу это сделать, если только считаю, что это имеет значение для того, чтобы лучше понимать. Я это сделал всего один раз, с государственным секретарём США Хиллари Клинтон.

Она написала книгу, и когда она была у меня в программе, я спросил её: «У вас в книге написано о двух самых тяжёлых для вас решениях: баллотироваться в сенат от штата Нью — Йорк и остаться ли Вам с Биллом. На счёт первого мы потерпим, а почему вы остались с Биллом?».

Она так посмотрела на меня и сказала: «Билл — единственный человек, который может заставить меня смеяться…»

Я подумал: «Какой хороший ответ… Это показывает характер.»

Знаете, а вообще «что, где, кто, с кем и как» — я никогда не спрашиваю, так же, как и сколько человек зарабатывает денег. Есть какие-то вещи, которые на мой взгляд кажутся неприличными.

Сам Познер был открыт для абсолютно любых вопросов, в том числе и личных.

Всем известно, что религия — тема всегда закрытая и спорная. Будучи атеистом, журналист не постеснялся ответить на вопрос одного из студентов,что тот бы сказал, когда встретился с богом:

«Я бы сказал: „как тебе не стыдно!“»

«Он ушел, но обещал вернуться»

Вопрос за вопросом, тема за темой: отношения отцов и детей в России, иммигранство, этика журналиста, гражданство и национальность — весь спектр поднятых проблем перечислить невозможно.

Отпускать своего гостя студенты не хотели, но пришлось.

Завершив беседу рассуждением об истории как исторической науке, он ушел обратно в телевизор. Ускользнул незаметно для всех, но обещал прийти снова.

Граница же между двумя реальностями все-таки была и остаётся, на то он и миф — до конца не развеешь. А реально задуматься нужно вот над чем: если и выбирать себе героев с телеэкрана, то определённо делать нужно это грамотно!