Вперед в прошлое: Медведев и «Марш миллионов»



  
Вперед в прошлое: Медведев и «Марш миллионов»

Тут должна была быть просто колонка про четыре года Дмитрия Медведева. Но будет другая. Про последний день его президентства.

Четыре года теперь скомканы и сложено в один день — 6 мая 2012 года. Нет, не потому что другие события не имеют значения: война с Грузией, Евсюков, Кущевская и думские выборы — все это останется в памяти. Просто последний день всегда лучше всего запоминается.

Потому что сегодня, по сути, мы вернулись к точке, с которой четыре года назад попытались стартовать, надеясь на что-то. Мы ведь и вправду верили. Кто-то писал письма. Кто-то писал в «Твиттер». Кто-то ничего не писал, но, зажмурившись, ждал светлого праздника. Не случилось. Не сошлись стрелки, да и время перевели. Нелепо как-то перевели.

Потому что, на самом деле, как бы мы не пытались изменить окружающую действительность, она все равно оскалила зубы и вылилась во взрыв агрессии и ненависти. Она, эта действительность, скрылась за пластиковыми забралами, пустила слезоточивый газ, протащила по асфальту и посадила в автозак. А тот, кто за нее отвечает в первую очередь, молчит. И молчал.

Потому что сегодня мне вновь страшно. Не из-за того, что тиран может торжествовать. Пир во время чумы — такого не пожелаешь и врагу. Но из-за того, что ответ на вопрос «Что делать-то?» так и не был дан, а теперь может быть вообще отложен на ближайшие двенадцать лет. Страшно за себя, за своих товарищей и коллег, которые сегодня могли попасть под чью-то горячую руку. Страшно за тех, кто поверит лжи и за тех, кто этой ложью давно болен. Да и за страну свою — простите за патетику — тоже страшно.

Четыре года мы, зажмурившись, ждали и дожидались любых, даже самых крохотных, перемен. Сегодня мне кажется, что этих перемен вообще не было. Потому что одна часть людей их просто не поняла и не восприняла, а другая — намеренно проигнорировала. А главный медиатор говорил очевидные факты, не взирая на то, что они постепенно становились ложью. И даже не думал и не собирался сажать противников за какой-либо стол переговоров. В итоге, вместо стола — ствол, русская рулетка с шестью патронами. Страшно. И противно — игра так и осталась нечестной.

Я три раза сегодня начинал писать про итоги президентства Медведева. Каждый раз по-новому. Но предисловие было у него одно: я предлагал читателю представить, как он смотрит на ночную Москву и вспоминает эти четыре года. Патетика, конечно, но мне сейчас самому легко это представить — последний вечер у окна с айфоном и бокалом шампанского.

И я не знаю, выходят ли окна президента на ту сторону, где Болотная. Очень хочется, чтобы выходили. Пусть посмотрит.