Зачем власти разоблачать коррупционеров?



  
Зачем власти разоблачать коррупционеров?

Включаю телевизор я, смотрю на экран, а там — батюшки! — разоблачение коррупционера и взяточника. Уволили, говорят. Сурово. Переключил канал, а там другой взяточник уже в СИЗО. Щелкаю пультом, а там еще одного чиновника вяжут едва ли не в прямом эфире, и не мелкую сошку какую-нибудь, а большого начальника. А потом препода в вузе, а потом в другом вузе декана.

Вот и кому ни скажи теперь что-нибудь про коррупцию, все чаще услышишь: «А как же, с коррупцией у нас борются. Или ты новости не смотришь?» Смотрю. Думаю. Интересно, конечно. 

Уже стало общим местом мнение, что руководство страны дало карт-бланш на уголовные дела против чиновников почти любого уровня. Да, это есть. Политики, однако, чаще руководствуются не народным благом, а своими соображениями и интересами. Совпадает это или нет — дело десятое. А какие здесь выгоды руководству России?

Во-первых, ослабление чиновников. Разрешение на их преследование провоцирует борьбу между ними. А пока они борются друг с другом, они не задумываются о глупостях наподобие смены режима или прихода к власти. На мой взгляд, за рядом коррупционных скандалов стоит столкновение интересов разных чиновников. Раньше было нельзя так делать, а теперь можно.

Во-вторых, популизм, народная любовь, перехват лозунга про «жуликов и воров». Как угодно, так и называйте. Оттенки разные, смысл один: «С коррупцией у нас борются. Или ты новости не смотришь?» Плюс один в карму руководству.

Улучшится ли что-то, если одного начальника посадят, а вместо него придет другой, со своими интересами и связями? Или: изменится ли что-то, если убрать с поля пешку, но не убрать его руководителя? Может быть, и да. Можно уповать на то, что бояться будут больше, а значит — воровать меньше. Возможно и наоборот, риск будет заложен в стоимость взятки, и каждый будет стремиться наворовать побольше и спрятать понадежнее. Тут возможны действительно разные варианты, но нефтью все равно будет распоряжаться Игорь Сечин и «Роснефть», газом — «Газпром», медиабизнесом — братья Ковальчуки. Коррупция здесь ни при чем, это не стержень общественно-политической структуры, а лишь ее порождение.