Евгений Хавтан: «Наши песни протестированы временем»

30 Август, 2011

Группа «Браво» выпускает первый за 10 лет альбом «Мода». Gaude поговорил с бессменным лидером и гитаристом группы Евгением Хавтаном о новых песнях, любви к Москве и отсталости российской музыкальной индустрии.

Вы десять лет выступали, но альбом решили выпустить только сейчас. Почему?

Альбом нужно выпускать, когда есть достойный продукт. Мы десять лет что-то делали, записывали, но нам этого было явно недостаточно. Большинство наших дисков задали слишком высокую планку, опуститься ниже которой не представлялось возможным.

В чем его отличие от «Евгеники»? Вообще, в чем его особенности?

Он будет не таким экспериментальным, как «Евгеника». Скорее, новый альбом будет похож по звуку и стилю на наши старые работы. Там, например, есть песня «Капитан», мелодия которой написана мной еще в восьмидесятые. Главное, чем он будет отличаться от предыдущих – это более тщательный подход к аранжировкам и мелодиям, высокое качество звука. Мастеринг и сведение мы делали в Лос-Анджелесе.

Будете ли вы продолжать вашу сольную деятельность?

Да, я собираюсь записать свой сольный альбом. Половина материала уже готова. Это будет такая работа для себя, в смысле того, что это не совсем похоже на «Браво»…

А для публики?

Публика, наверное, уже оценила. Песню «36 и 6», например, мы иногда играем на концертах.

Как мне известно, вы поддерживаете легальное распространение музыки. Сложно ли бороться с пиратством во времена Интернета?

Я никому не собираюсь противостоять. Я очень люблю Интернет. Но, как и у любого хорошего изобретения, у него есть свои недостатки. Я считаю, что запись в Интернете должна стоить каких-то денег. Не запредельных. Я сам возмущаюсь стоимости диска в 20 долларов (около 600 рублей), но скачивание не должно быть бесплатным. Ведь запись песен, продакшен, съемки видео – все это стоит денег. И как тогда может развиваться музыкальная индустрия, если музыканты не имеют никакого дохода с распространения их песен в сети!?

Я читал на сайте группы, что нелюбимые вещи остались у вас за десять лет абсолютно те же. А сам окружающий мир изменился?

Конечно! Мир стал более жесток – это очевидно. И, не сочтите за громкую фразу, единственное, чем сегодня мы можем этому противостоять – только песнями.

Образ «Браво» всегда ассоциировался с Москвой 60-х. Как вы думаете, почему этот образ до сих пор остается востребованным публикой?

Думаю, что тут речь идет даже не о ностальгии. А есть образ той Москвы, того времени тех фильмов. Это то, что засело в подкорке жителей нашей страны. Именно так они видят Москву. Именно такой они ее запомнили. И этот образ – несомненно, очень теплый – и есть настоящая, добрая Москва. А люди всегда будут тянуться к чему-то хорошему и доброму.

А в нынешней Москве подобных образов уже нет?

Я в сегодняшней Москве не вижу никаких образов, кроме агрессии стекла и бетона, которую нам построили наши градоначальники.

Но вы, в любом случае, никогда не смогли бы представить свою жизнь без столицы?

Я родился в Москве и моя музыка – про город, в котором я живу. Вообще, музыка группы «Браво» – музыка больших городов. Наша основная публика – это студенты, молодые люди. А сегодня их как никогда много на наших концертах. А искать в деревнях, в захолустье нашего слушателя проблематично. То, о чем мы поем, конечно, может понять любой человек, но лучше всего это осознает и воспримет тот, кто родился и вырос в мегаполисе.

Вы говорили о светлых образах. А правда ли то, что мажорную, оптимистичную песню сделать тяжелее, чем минорную?

Я не могу сказать определенно. У нас есть разные песни. Но даже в наших минорных песнях есть много света. В каждой минорной песне должен быть ответ, выход, решение. А любое искусство, по-моему – как раз про то, что есть свет в конце туннеля.

И у вас этот самый свет есть?

Надеюсь, что да.

Когда я читал статьи о вас, удивлялся тому, что у вас крайне обширные музыкальные предпочтения: от The Beatles до современного инди…

Мне нравится абсолютно все. Если раньше я был «моногамен», слушал какое-то определенное направление, и у меня было 5-6 любимых групп, то сейчас мне нравится все то, что сделано здорово: от джаза до тяжелой музыки…

А что, по-вашему, значит «сделано здорово»?

Сложно ответить на этот вопрос однозначно. Думаю, это интересная аранжировка, необычная мелодия, новое звучание. Сочетание этих трех факторов и есть для меня «сделано здорово». Вообще, какая именно песня «сделана здорово», может определить лишь время. Такие песни будут и сейчас, и спустя 20 и 30 лет после записи звучать на радио.

Вы завершали запись альбома в Лос-Анджелесе. Неужели в России не нашлось такого места, где можно сделать это качественно?

Альбом мы записывали в Москве, в гараже моего загородного дома. А в Лос-Анджелесе мы делали мастеринг и сведение. Почему там? Потому что у нас нет звукоинженеров, которые могут сделать это хорошо. Во всяком случае, я таких не знаю.

Вы смогли посмотреть изнутри на западную музыкальную индустрию. Чем она отличается от нашей?

Наша музыкальная индустрия находится на уровне 1955 – 1961 годов. На Западе продукт, который подается зрителю на радио, на дисках, должен быть высшего качества. Я говорю о качестве записи. Это даже не обсуждается. Здесь очень редки образцы хорошего звучания. У нас слушатель не так требователен, как на Западе. Это очень большая проблема: слушатели у нас без притязаний – что им скармливают, то они и слушают. Конечно, это относится не ко всем. Но, как правило, тех, кто слушает качественную музыку, очень мало. Но, что интересно, когда я кому-то из молодых людей ставлю запись на виниловой пластинке или просто на хорошем проигрывателе в CD, у них глаза округляются. Песня, которая звучит из лэптопа – совсем не та песня, которая звучит из хорошего проигрывателя.

Отдельная тема – дерьмовое звучание большинства наших радиостанций. Если ты едешь в машине в Европе или Америке, качество звука там намного лучше. Наши передатчики очень низкого качества. А основное мнение тех, кто этими передатчиками управляет: «Съедят, и так сойдет!». Это очень неправильное, жлобское отношение к потребителю.

И все-таки нашего потребителя можно как-то воспитать?

Думаю, что да. Но, естественно, всем проще слушать «эмпэтришки», да еще и с неправильными названиями песен и исполнителей. Это бескультурье порой очень раздражает. Бороться с ним можно, лишь выбросив на рынок качественный музыкальный продукт. Я не смотрю на музыку потребительски. Если ты записываешь песню, не очень правильно рассчитывать на то, что она отыграет сезон и все о ней забудут.

А наши песни звучат по радио. А там ведь сейчас очень жесткий отбор. Но мне кажется, что эти песни протестированы даже не начальниками эфира, а временем.

В начале разговора речь шла о Москве. Сейчас модны рассуждения о том, что Москва, мол, не производит никакой своей музыки…

Это не совсем так. Такая музыка есть, и я ее слышал, например, на «Пикнике «Афиши». Другой вопрос: готовы ли все эти музыканты на то, чтобы стать доступными для массовой аудитории. За последние три, может быть, четыре года появилось новое поколение исполнителей, не выросшее на отечественном теле- и радиоэфире. Они все вышли из Интернета, и потому часто очень напоминают западные аналоги. Мне очень хочется надеяться на то, что они все-таки обретут свое лицо, а не останутся пятой копией The Smiths или Joy Division.

В то же время, большинство групп, выступавших на «Пикнике» – Motorama, On-The-Go, «Обе Две» – они же все не из Москвы…

А Москва, на мой взгляд, вообще не была никогда центром музыкальной культуры. В этом отношении мне гораздо больше нравится Питер, где появились «Странные Игры» и «Кино», чьи записи до сих пор актуальны.

В Москве в 80-е было очень много групп, из которых мне нравятся лишь единицы – это «Центр» и «Оберманекен». Москва была центром, где не делалась музыка, а решались проблемы шоу-бизнеса, такая же ситуация и сегодня. Есть такое правило: если тебя знают в Москве, значит, тебя знают по всей стране. Так же происходит и с группами из Англии, которые, чтобы прославиться, прорываются на американскую сцену.

И, тем более, все те группы, которые вы перечислили, все равно приехали в Москву. Они не остались у себя в Ростове, Екатеринбурге, а решают вопросы тут. И я им желаю успехов на их пути!

Альбом «Мода» выходит в сентябре.