Русский марш как лоскутное одеяло

У московского метро «Люблино» раздаются походные песни и развеваются по ветру знамена: войско Донское, Кубанское, Терское. Колоритный бородатый казак в папахе сурово бросает:

— Я не хочу с вами разговаривать.

Его товарищи более любезны: они соглашаются позировать для фотографии.

Рядом, прикрыв лица масками, собрались социалисты. Своим символом они выбрали кельтский крест, подозрительно напоминающий свастику. «Наш девиз — совки против коммунизма! — сообщают они нам. — Мы пришли на „Русский марш“, чтобы заявить о себе. За Русь!»

С трудом переварив гремучую смесь социализма, национализма и фашистской символики, идем дальше, внимательно всматриваясь в пеструю толпу. Мимо проезжает машина с черно-желто-белым имперским флагом. Из открытого окна на всю улицу орет песня: «Москва — родная столица!» В толпе кое-где звучат лозунги: «Россия для русских, Москва для москвичей!»

Трудолюбивые гости столицы осторожно смотрят на растущую толпу. Их мало и они далеко. «Нам не нужен такой „труд“»,-напоминают плакаты участников.

Наконец, шествие двигается от метро в парк имени Артема Боровика. У входа монархисты торгуют флагами и шарфами с тем же имперским флагом. Спрашиваем, чего добиваются поклонники Российской империи.

— Мы хотим сплоченной нации, — отвечает мужчина, у которого в руках флаг с портретом Николая Второго.

— Радует, что с каждым годом нас все больше, — прибавляет другой монархист. Он тоже с флагом — на белом фоне изображен певец Игорь Тальков с нимбом вокруг головы. Рядом красуется надпись: «Убиенный за Россию мученик».

Спросить бы, что думают о пополнении в рядах мучеников православные священники, но мы их не встретили на марше. Зато их противники, родноверы-язычники, заявили о себе алыми знаменами и громкой музыкой. В самом центре толпы шел крепкий мужчина с барабаном и медвежьей шкурой на плечах.

— Гундяев заявил, что мы не люди! Мы эту власть не признаем! — кричит родновер, ожесточенно колотя по барабану, и язычники дружно поддерживают товарища. С нами же они общались неохотно, сказав, что им не по пути с людьми, верящими в мертвого бога (так родноверы называют Иисуса Христа).

В одной точке митинга собирали подписи за свободу «Pussy Riot», в другом, не мелочась, требовали отставки Путина.

У выхода из парка скромно стоял пенсионер, держащий в руках плакат с надписью «Тверь-Москва-Россия!» Мужчина рассказал, что плакат рисовал маслом сам, а сегодня встал в три утра, чтобы добраться из Твери в Москву на «Русский марш».

Но не все участники шествия были такими мирными. Некоторые из них на вопрос, чего ждут от марша, отвечали мне коротко: «Крови!»

Тем не менее, акция прошла довольно мирно. Только под конец кто-то предпринял попытку провокации. Откуда-то сбоку в толпу полетели дымовые шашки, неизвестно кем пущенные. В центре толпы завязалась потасовка, после которой около 10 человек были арестованы. Больше нарушений порядка на шествии не было.

Закончился «Русский марш» концертом группы «Коловрат» и дождем, как из ведра поливавшим всех, независимо от их убеждений.

 

Текст: Ольга Атановская

Фото: Ульяна Смирнова


Вместо послесловия (от редакции)

Состав участников не ограничивался яркими казаками, родноверами и национал-социалистами. От колонны к колонне лозунги заметно менялись. Нельзя говорить и о том, что на «Русский марш» ходят только радикалы. Многие участники в 2013 году настроены достаточно мирно.

На «Русском марше», вопреки сложившимся стереотипам, не едят детей. Но сказать, что туда ходят только «спокойные/демократично настроенные/умеренные националисты и никто больше» — тоже неправда. Вероятней всего, там есть место многим, кто причисляет себя к националистам. Лоскутное одеяло.

Головная колонна спокойно скандировала «Слава России» и несла флаг с изображением Иисуса Христа.

С небольшим отставанием от них брела группа молодых людей — человек восемьдесят от силы. В большинстве колонн на вопрос «Чего мы хотим?» отвечают почти устало: «Порядка!» Здесь, с энтузиазмом: «Крови!» Здесь чуть ли не единственное место, где вверх поднимаются не кулаки, а «зиги». А самая приличная кричалка — «Москва не Кавказ, а Аллах — ...». Рядом идут два немолодых скинхеда — трезвый и пьянючий. Белые шнурки, бритые головы, высокие ботфорты. Трезвый просит полицию не забирать пьяного: «Мы его сами успокоим».

Двадцать шагов назад — перемещаюсь в колонну национал-демократов. «Что мы хотим? — Визовый режим!» «Свободу политзаключённым!» Речевка про Аллаха у интеллигентных нацдемов звучит так: «Аллах Чечне дает бюджеты — спасибо Путину за это!»

Промежуток между декларацией четырнадцати требований марша и выступлением группы «Коловрат» заполнили Вагнером, «Полет валькирий». Невинно, но все же двусмысленно. 

Среди требований марша есть создание в России мононационального государства русских. Организаторы объясняют это тем, что русские составляют большинство населения. Еще одно требование — бесплатное выделение земли всем желающим русским людям. (А нерусским, но гражданам России — не надо, что ли? А как определять «русскость» будут? У кого есть ответы, напишите в комментарии)

В двух шагах от рамок на входе «отлавливаю» одного за другим двух собеседников. Расспрашиваю их, зачем они пришли.

«Как можно не прийти? Ты видел карту Москвы, как Путин её поделил между чурками? Я с девяностых годов русский националист, фашист».

«Пришёл первый раз. Тяжело видеть, как полиция бездействует после убийства твоего друга, которого ты знаешь с детства. Он ничего плохого не сделал, просто шел домой».

А бунты вроде бирюлевского националисты не создают. Они возникают сами из-за бездействия полиции, плохой экономической обстановки в районе, когда у молодежи нет социальных лифтов. Из-за отсутствия межнациональной политики в стране.

При обсуждении темы национализма важно помнить об этом.

Итоги подводил Алексей Храпов

Аватар пользователя Ольга Атановская

Вот именно. При этом все вроде бы знают, что ничего хорошего не выходит, когда население в стране резко начинают делить по национальному признаку.

Аватар пользователя Денис Савосин

Про бесплатную землю только(!) русским вообще дикость.