«В России есть «спрос» на сюрреализм»

«В России есть «спрос» на сюрреализм»

Куратор выставки «Коллективное бессознательное» Лев Платонов – о том, как он смог собрать все лучшее в графике сюрреализма в одном месте и что он хочет привезти в Петербург в ближайшее время.

Как удалось собрать настолько обширную коллекцию?

Это было очень сложно. Мы собирали экспонаты в течение двух лет – ровно столько, сколько существует наша галерея InArtis. А начали мы в свое время с выставки графики Сальвадора Дали на «Красном Октябре» в Москве. Успех был ошеломительный.

Потом мы делали несколько экспозиций английской графики – в том числе и Викторианской эпохи – но нам всегда хотелось сделать выставку, которая стала бы настоящим событием в мире искусства. Мы подбирали работу в английских, французских, американских галереях. К сожалению, многие работы на выставку не попали. Но мы очень довольны тем, что впервые привезли в Россию Рене Магритта. При этом те двенадцать рисунков, которые мы выставляем – это большая часть его графики. Всего он сделал 20 графических работ.

Какой был принцип? Что было основным критерием для попадания работы на выставку: репрезентативность ли с точки зрения стиля или что-то другое?

Мы скорее подходили к подбору работ с исторической точки зрения. У нас было намерение сделать некую ретроспективу: от становления сюрреализма до так называемого «постсюрреализма», то есть художников, пусть и использовавших сюрреалистические приемы, но уже не принадлежавших к знаменитому кружку Андре Бретона (кружок сюрреалистов, основанный в 1920-е годы – Gaude).

На выставке представлены два наших современника: Ханс Руди Гигер и Александр Бурганов. Почему именно они?

Гигер очень известен и оказал большое влияние на массовую культуру. Тем более у нас в принципе есть большой спрос на его творчество, но почему-то его к нам, как и Магритта, до сих пор не привозили.

И нам, конечно же, хотелось представить кого-то из российских художников, и друг нашей галереи Александр Бурганов идеально подошел на эту роль, потому что он считает, что его творчество – плоть от плоти сюрреализма.

Он, как и сюрреалисты, черпает вдохновение в собственных снах. А в свое время Бурганов был среди тех, кто в 1994 году выставился в Третьяковской галерее, как представители сюрреализма в России. Вообще, наша галерея занимается только тиражной графикой, но в этот раз мы решили сделать исключение и показать скульптуры и иные арт-объекты Бурганова.

Среди прочего, в выставке участвует и работа де Кирико, одного из провозвестников живописного сюрреализма. Почему только одна?

Де Кирико – человек, который случайно стал основателем визуальной школы сюрреализма: ведь изначально это была лишь философия и поэзия. Мы решили – раз он был самым первым, то пусть будет всего одна работа. Тем более, что нам очень хотелось выставить того же Магритта…

На которого среди наших ценителей искусства есть определенный спрос?

Безусловно.

Естественно, кто-то когда-то пытался собрать в галерее некую коллекцию сюрреалистов. Можете ли вы отметить кого-то из ваших предшественников на этом поприще?

Были отдельные экспозиции – Эрнста, Дали, но, что странно, ни один куратор почему-то не делал полномасштабную выставку.

Не было желания ради столь большого события привезти не только графику, но и работы маслом или скульптуры сюрреалистов?

Будь у нас чуть больше возможностей, мы бы привези и масло, и скульптуры, но пока мы можем привезти только графику, но зато показать ее в максимальном объеме.

Безусловно, выставка «Коллективное бессознательное» будет иметь успех. А есть ли у вас новая идея грандиозного события?

Во-первых, мы намереваемся на какое-то время собрать полную коллекцию графики Магритта. Во-вторых, у нас есть идея сделать большую выставку стрит-арта: например, Бэнкси.

Ранее по теме: