«Дело даже не в Ливанове, а в порочной системе»

«Дело даже не в Ливанове, а в порочной системе»

Глава Российского профсоюза студентов Алексей Казак, призвавший уволить министра образования, рассказал Gaude о том, кто может заменить Ливанова и о порочной системе.

Министр образования Ливанов — человек стопроцентно не подходящий для управления сферой образования в России? Почему?

Дело даже не в самой персоне Ливанова, а в той порочной системе, которая сложилась в Министерстве образования и науки РФ за все эти годы. Предыдущим министром был Фурсенко, который только что и делал — это ошарашивал студенчество все новыми и новыми оригинальными инициативами, которые падали «как снег на голову». Фурсенко убрали, а на его место пришел еще более радикальный министр, который судя по всему вообще не ориентируется на интересы российского государства, а мыслит только цифрами и показателями эффективности. Эдакий «Король Лир». Именно поэтому мы предлагаем провести полную переаттестацию сотрудников Министерства. Профессионалов там явно не хватает.

Кого вы видите в качестве возможной замены Ливанову? Возможен ли в принципе, по вашему мнению, в нынешней ситуации действительно эффективный менеджер в области образования?

Полагаю, что эффективнее всех в должности Министра образования работал бы Олег Николаевич Смолин, который в данный момент является Первым заместителем руководителя комитета Госдумы по образованию. Это человек с безупречным авторитетом и его поддержало бы подавляющее большинство российских граждан. Вообще я считаю, что чиновники, работающие за наш с вами счет не имеют права быть непопулярными. В конце концов это ведь мы их наняли на работу, а они слуги народа. На практике же получается, что поднявшись туда наверх люди начинают ощущать себя истиной в последней инстанции, действуя по принципу «как барин скажет, так и будет лучше для крестьян», но у нас не крепостное право. Те же, кто считают российский народ быдлом и чернью очень глубоко заблуждаются. Мы не быдло! Мы граждане! А Смолин человек из народа, хорошо разбирается в проблематике образования и на мой взгляд смог бы за короткий срок побороть те коррупционные схемы, которые пронизали нашу систему образования.

Вы выступаете против инициативы Министерства по выделению особого класса «неэффективных» вузов. Как вы считаете, какие есть реальные способы выявления тех учебных заведений, которые работают действительно неэффективно?

Я выступаю не против инициативы, а против тех критериев, которые были взяты за основу составления рейтинга, поскольку они не отражают реальную картину дел в системе российского образования. Эти критерии оценивают скорее экономические способности ректоров, а не умение вузов готовить специалистов. Например при чем тут эффективность и количество иностранных студентов или количество баллов ЕГЭ с которыми пришли абитуриенты, ведь они еще не минуты не учились в вузе, а уже влияют на его «эффективность».

Начинать нужно было вообще именно с частных вузов, а не с государственных. Это в частных вузах, являющихся «шарашкиными конторами» штампуют дипломы и 10 преподавателей учат 100 предметам. Это такие вузы нужно закрывать, а совсем не те, которые попали под удар. Интересно вообще почему Министерство образования проводило аудит вузов, которые не находятся в его прямом подчинении. По идее на это уполномочен только Рособрнадзор, либо Министерства, в чьем подчинении находятся эти профильные вузы. Нам стал известен так же ряд откровенных нелепостей. Например в списке «неэффективных» оказались вузы, внесенные в список ЮНЕСКО, в том числе Государственный специализированный институт искусств или являющиеся базовыми для целых регионов или даже отраслей народного хозяйства. Так в списке оказался Государственный университет по землеустройству, который является ведущим вузом отрасли и признан «эффективным» авторитетнейшими европейскими ассоциациями. По этим критериям «неэффективной» оказалась Кабардино-Балкарская сельскохозяйственная академия, которая совсем недавно на основании другого аудита того же Министерства должна получить повышения в статусе — с академии до университета. Известен так же пример когда «эффективный» по рейтингу вуз — Российский Государственный университет инновационных технологий и предпринимательства сейчас вливают в состав вуза который по этому же рейтингу признан «неэффективным». Не говоря уже о том, что многие представители ректоратов заявили о наличии технических ошибок в исследованных данных и недоумевали откуда министерство взяло те сведения, по которым делались выводы. Изначально министерство запрашивало в вузах сведения по 50 критериям, а в итоге выбрало эти 5 совершенно неадекватных. Не говоря уже о том, что удивительным образом например в Москве в «черном списке оказались вузы» имеющие серьезную материально-техническую базу, в том числе здания и земельные участки в престижных районах города. Кроме того в «черном списке» те, у кого много собственных общежитий. Тут прослеживается и региональная несправедливость, например половина всех кавказских вузов вошли в «черный список». Минобр действитель хочет чтобы миллион кавказских студентов поехал на учебу в Москву? А где их будут селить при той нагрузске на общежития, которая уже сегодня есть? Или эти люди должны отправиться на учебу в лес и горы? Представляю чему их там научат. Кроме того по статистике самыми неэффективными оказались педагогические, аграрные и инженерные вузы. Это что намек на то, что эти специалисты стране не нужны? При этом самыми «эффективными» оказались юридические и экономические вузы. Даже по этому показателю можно говорить, что рейтинг неадекватен и более того опасен. Одна его публикация уже нанесла иммиджевый урон всему российскому государственному образованию, не говоря уже о том как сильно это ударило по репутации вузов, ведь теперь они рискуют провалить приемную компанию.

Вы говорили об «эффективных вузах, которые давали возможность учиться среднему классу». Как вы считаете, достаточна ли нынешняя поддержка государством малоимущих студентов и, если нет, что в ней надо изменить?

Поддержка разумеется недостаточная. У нас унизительно низкие стипендии, которые в добавок ко всему еще и иногда выплачиваются с задержкой. В частности такое было в январе этого года. Хорошо хоть нам вообще удалось сохранить всеобщие стипендии и добиться хотя и мизерного, но все же их повышения. Министерство еще при Фурсенко предлагало повышать стипендии только «самым-самым». Кроме того огромная часть общежитий находится в бедственном положении с точки зрения ремонта и перенаселенности комнат. При этом отмечу, что после моей встречи с Президентом в сентябре прошлого года, где я обозначил все эти проблемы, финансирование общежитий было увеличено. Ну и третья ключевая проблема студенчества — это сложности с трудоустройством по специальности. Именно поэтому мы и предлагаем обязать государство через практику распределения выпускников, обучавшихся на бюджетной основе обеспечивать молодых специалистов рабочими местами. Ну, а то, что Министерство мало думает о среднем классе — факт. В частности по моей информации в проекте бюджета на следующий год не закладываются льготные проездные билеты для студентов. Поэтому то что стоило 200 рублей будет стоить больше 1000. Кроме роста протестной активности молодежи такие решения конечно не могут вызвать ничего другого. Такое ощущение, что кто-то специально провоцирует молодежь. Только вот зачем?

Какие действия планирует Профсоюз в ближайшее время? Какой у вас в настоящий момент есть ресурс для активности в области защиты прав студентов?

2 ноября я выступил с официальным заявлением в которым опровергнул легитимность опубликованного рейтинга и призвал к консолидации в борьбе за сохранении вузов из «черного списка». Затем 3 ноября мы провели совещание с руководителями региональных отделений Российского профсоюза студентов, на котором было принято решение о проведении коллективных действий солидарности. 6 ноября мы провели Конференцию московского студенчества, где присутствовали более 1000 студентов, представляющих

большинство регионов Российской Федерации. На данной конференции студенчество выразило недоверие политике Министерства образования и лично Министру Дмитрию Ливанову и приняло обращение к Президенту России Владимиру Путину с просьбой лично вмешаться в ситуацию и предотвратить хищническое поглощение ведущих российских вузов. На этой же конференции меня избрали Уполномоченным по правам студенчества в РФ. 8 ноября мы организовали концерт в поддержку так называемых «неэффектиных вузов», в котором приняли участие артисты, являющиеся представителями различных народов России, русские, татары, евреи, народы Кавказа и Закавказья. Все эти люди в едином порыве высказали свою солидирность с теми, кто попал в «черный список».

И Конференция и концерт были подготовлены буквально за сутки. Поэтому наш ресурс огромен. И безусловно главный наш ресурс — это люди. Те, кому не безразлично то, что происходит в стране. Российский профсоюз студентов не собирает взносы, не сдает в аренду имущество, у нас его просто нет. Многие удивляются как нам удается достигать таких результатов, ведь мы с 2007 года, когда был создан Российский профсоюз студентов последовательно отстаивали остатки прав и гарантий студенчества. Так нам удались отбить инициативы Минобороны о призыве в армию студентов младших курсов. Мы отстояли право на всеобщие стипендии и добились увеличения стипендиального фонда на 20%. Привлекли внимание государства к состоянию общежитий и проблеме с трудоустройством. Не позволили внедрить ЕГЭ в качестве системы оценки знаний бакалавров. Ну, а сейчас мы отстоим право российских студентов на доступное и качественное образование.