Как «кровавое воскресенье» активизировало студентов

Как «кровавое воскресенье» активизировало студентов

Как сто лет назад студенты делали революцию и становились жертвами казаков и полиции

22 января (9 по старому стилю) — очередная годовщина расстрела рабочего шествия, вошедшее в историю как «Кровавое воскресенье». Активными участниками тех событий стали и студенты.

В декабре 1904 года на Путиловском (современный Кировский) заводе в Петербурге прошли увольнения рабочих. Началось массовое движения протеста. В нем приняли участие тысячи пролетариев по всему городу. Студенты, входившие в ячейки революционных партий выступали на встречах Собрания русских фабрично-заводских рабочих, руководившего забастовкой. Возглавлял его священник Георгий Гапон, и до конца 1904 года оно было вполне проправительственной организацией. Эсеры и социал-демократы пытались перехватить инициативу у подозрительного священника. Cтудентам-агитаторам было дано указание проникать на собрания гапоновских отделов и «разъяснять сущность движения». Но забастовщики не давали выступать против императора Николая II c партийными лозунгами. Некоторых студентов и курсисток рабочие даже избивали и выгоняли с собраний.

Постепенно у Гапона возникла поистине авантюрная и смелая идея шествия к Зимнему дворцу в воскресенье 9 января. Предполагалось, что царь выйдет к рабочим и выслушает их жалобы на фабрикантов-притеснителей. Решение идти к Зимнему не изменилось даже тогда, когда столица была переведена на военное положение и стало ясно, что колонны рабочих, скорее всего, будут встречены огнем. Новость о небывалой демонстрации быстро распространилась по городу. Заинтересовала она и простых студентов. Они тоже стали зрителями произошедшего в тот день. В колоннах были и студенты-революционнеры, готовые начать действовать после залпов солдат.

Некоторых студентов и курсисток рабочие даже избивали и выгоняли с собраний.

Группа большевика Гиммера (студенты и несколько рабочих) еще до действий армии начала сооружать баррикаду на 4 линии у дома 35. Там располагался василеостровский отдел гапоновского общества. Рабочие, шедшие с иконами и царскими портретами мимо них замечали: «Это уже не наши, нам это ни к чему, это студенты балуются».

Помощником Гиммера в организации восставших выступал меньшевик студент Вадим Зверев. Уже после разгона шествия разраставшаяся толпа под руководством Гиммера обезоружила полицейских и вскоре Зверев ходил по улице с полицейской шашкой. Студент Давыдов и товарищи совершили налет на оружейную фабрику Шаффа. Его арестовали и у него были найдены прокламации и заряженный револьвер. В квартире Гиммера был организован медпункт. В нем работали курсистки медицинского института. Восставшие с готовностью подчинялись действиям революционеров в студенческих мундирах. Стремительно «мальчишки-бузотеры» превратились в глазах разгневанных рабочих в вожаков народного бунта.

В официальном делопроизводстве значится всего 3 студента, убитых на улицах города. Политехник II курса Савинкин, горняки Лури и Шпилев. Среди раненных на Дворцовой площади был и политехник Михаил Фрунзе — будущий красный командарм.

К вечеру армия начала «зачистку» баррикад на Васильевском острове. Когда к баррикаде Гиммера подошли войска, он приказал всем рассредоточиться по дворам и не препятствовать солдатам ее разбирать. Силы восставших были слишком малы в схватке с солдатами. Но один из «эсдеков», находясь в возбужденном состоянии, все-таки вернулся на баррикаду и, держа в руках красное знамя, обратился с обличительной речью. Офицер выстроил против оратора с полдюжины солдат и предложил ему уйти. Тот отказался и прозвучал залп. Выстрелами экзальтированный смельчак был тяжело ранен. Им оказался политехник Александр Брейтерман, ставший в будущем видным советским экономистом. Его знамя было сделано из красной части российского триколора.

Уже вечером 9 января начинаются избиения дворниками, городовыми и казаками студентов на улицах Петербурга, окончательно завершившиеся только 13 января. Власти готовились к вооруженному восстанию на улицах столицы. Необходимо было подавить малейшую угрозу со стороны революционного студенчества. Началась настоящая охота на людей в студенческих мундирах. Один рабочий предупреждал одного студента о готовящихся избиениях на Васильевском острове и говорил, что ему предлагали 10 рублей. Это немалая сумма для того времени. Многие студенты, возвращались после рождественских каникул из провинции и уже с вокзала попадали в омертвелый город, в котором царил страх. Они не понимали всей угрозы и не видели за собой никакой вины.

Казачьи патрули и группы городовых, заметив студента на улице набрасывались на него и начинали избиение. Студентов валили на землю и начинали бить по голове шашками. Несчастные пытались заслонить голову руками и удары наносились по руке. Студенты либо успевали убежать от преследователей, либо избитых их доставляли в участки или в больницы. Один из попавших под горячую руку городового вспоминал, как тот с яростью восклицал: «Я присягал Александру III, присягал Николаю II… убивать вас надо!». 13 января с назначением петербургским генерал-губернатором Трепова избиения прекратились. Но студенты ничего не простили и уже в феврале началась забастовка, способствовавшая развитию Первой русской революции.

Ранее по теме: 
Аватар пользователя Татьяна  Гусева

У городовых работа такая - наводить порядок на улице, они за неё зарплату получают. Гораздо интереснее, что потом стало с этими студентами? Где они потом, лет через 15, оказались? И кому служили? Сдаётся мне, жизнь сильно потом подкорректировала их юношеские идеалы....