Сессичные — как это бывает у преподов

Сессичные — как это бывает у преподов

Сессия — тяжелое время не только для студентов, но и для преподавателей. Под тяжестью искрометных ответов студентов сдаются не только зачеты, но и их нервы. Gaudeamus узнал, на что способны преподаватели во время «сессичных» и не только.

«На вас платье цвета инфантильности!»

На очередной сессии знакомую выгнали с зачета со словами: «Девушка, на вас платье цвета инфантильности! Зачет я вам не поставлю». На моей памяти неадекватного поведения преподавателей не было. Разве что на четвертом курсе нам предложили сложить валентинку из оригами, а в качестве подготовки к семинару — изучить, как складывается журавлик. Да один престарелый преподаватель как-то заглянул в мою сумку с вопросом: «А где ваш переносной принтер?». В остальном легкое сезонное самодурство. Увы, не у всех сессия проходит без осложнений.

«Пришли на зачет, а препод пьяный в дрова, храпит. Взяли ведомость, попросили поставить зачет, он сказал: „Ставьте сами!“. Слово препода — закон. Взяли и поставили. С подписью не оказалось проблем, нашли в коридоре парня, который рисует граффити. Подделать подпись — раз плюнуть»

Саша, МТУСИ

«У меня голова болит, давайте потом как-нибудь»

«Препод по менеджменту, вот это *капец*. Зачета боялись, как огня. А она пришла на зачет, приняла у пары человек и ушла с фразой: „Приходите ко мне через пару дней“. Приходим через пару дней, она: „Знаете, у меня голова болит, давайте потом как-нибудь“. В итоге на пересдачу пришлось идти, но хоть 4 поставила, не спрашивая».

Аня, РГСУ

 

«Приходили посменно — как на пытку»

 

«У меня в двух универах были преподы, которые очень себя любили. Одна, вот, рассказывала на парах, как у нее в брачную ночь пошли месячные. Очень познавательно! А другая — как она любит поесть. Без комментариев… И если не дай Бог ты не смеешься над их шутками, то ты враг номер один. Вот такое образование!»

Настя, ВГИК 

«В общем то, преподы у нас адекватные — договориться можно, досдать, пересдать»,— рассказывает нам Настя из МГУП. — «Но есть одна… Назовем ее N. Человек она, может, и неплохой, но возраст и некоторые особенности характера, а также совмещение преподавания и работы (что хорошо, но не в этом случае) — делают её гремучей смесью забывчивости, упрямства и спонтанной дурости. Об этом знают другие преподаватели — она вечно задерживает ведомости и доводит студентов до белого каления. Так что дали ей ввиду этих качеств самый бессмысленный предмет — про инновации. Семестр мы сходили с ума. Она несла что-то странное, похожее на смесь баек из склепа и офисных шуточек, повторяя каждые 20 минут: „Нет, ну где могут быть инновааации…“ Приходили посменно — как на пытку».

За две недели до предполагаемого экзамена Настя и ее одногруппники стали выпрашивать у N билеты. На все вопросы N отвечала, что не даст билеты, пока деканат не назначит время экзамена.

«Деканат у нас тоже тот еще шутник, любит внезапно раскрывать планы на сессию. И вот мы в пятницу узнаем, что экзамен у нас назначен на понедельник, на 9 утра. Вопросов нет, предполагалась курсовая — тем не дали.

Мы пришли все сонные и злые утром предполагаемого экзамена. N — не пришла. Мы звонили ей минут сорок, но телефон не работал. В начале одиннадцатого она ответила: „Ой, а я что-то не знала про экзамен. Я к 14.00 подойду — поговорим“.»

Пять часов ожидания выдержали немногие. Группа самых стойких, в том числе Настя, к появлению N уже молились о том, чтобы «сдаться», и, казалось бы, вот оно счастье! Но нет. Внезапная N заявила, что не будет ничего принимать у ребят, кроме курсовых. Без темы и надежды курсовую написала лишь Настя и еще пара человек. После проверки были обещаны вопросы. Сонные, измученные, голодные студенты вцепились в N с мольбой «Дайте нам вопросы!». «Позвоните в воскресенье», — был ответ.

«Стоит ли говорить, что когда я позвонила — о договоренности она забыла напрочь. Новый экзамен назначили на среду, кажется. На час дня. Она пришла к трем. Посадила в аудиторию и начала разговор с собой — о том, как важно сдавать экзамены устно. Еще сорок минут трепа (все уже бьются головами о парты), в результате которого она пришла к парадоксальному выводу — нужно переделать курсовые в контрольные, так как они написаны неправильно (20 минут разбора того, чего она не читала — это было ясно)»

По договоренности ребята отослали курсовые на почту, после чего N благополучно пропала. Время шло, сессия заканчивалась. И вот последний день. Вся группа Насти не имеет ни малейшего понятия о своих оценках, деканат тоже: «Ну это же N! Не сдала она ведомость… Мы не знаем…»

«Еще через неделю я пришла снова — и поймала N как раз за заполнением ведомости. Вытянула у нее отметки всей группы, с терпением сиделки в сумасшедшем доме. Слава богу, у всех, кроме двоих, были „хор.“. Критерии выставления оценок выяснены не были. Ну, хоть стипендии не лишили — решили все дружно и забыли этот экзамен как страшный сон».

Настя, МГУП