«Русская канарейка»: от семейной саги к детективу

«Русская канарейка»: от семейной саги к детективу

Новый роман Дины Рубиной «Желтухин» — это первая часть многообещающей трилогии «Русская канарейка». Вместе с проницательным автором, читатель будет с интересом наблюдать за тремя поколениями двух семей: музыкально одаренных одесситов Этингеров и вечно одиноких алмаатинцев-странников — Ильи и его дочери Айи. 

Мастера видно сразу

Дина Рубина недаром считается одним из самых популярных русских писателей современности. И популярность эта не «донцовского» разлива: даже небольшой ее рассказ — маленькое произведение искусства, которое отличает изящный слог, неповторимое умение создавать атмосферу, какая-то искренняя теплота, чувство цвета и света и, конечно, увлекательный сюжет.

На этот раз она решила попробовать себя в крупной форме, — намечается первая трилогия в обширной библиографии. Многие романы писательницы посвящены определенному роду искусства и его представителям: «Синдром Петрушки» — создателям театральных кукол и актерам кукольного театра, «Белая голубка Кордовы» — художникам-реставраторам, «Почерк Леонардо» — цирковым артистам. Но причем тут «Русская канарейка»? Оказывается, выращивание этой птички, уход за ней и обучение пению — самое настоящее искусство, требующее специфических знаний и мастерства.

Птичья история

Один из главных персонажей новой книги, как это ни странно, кенарь (самец канарейки) Желтухин — глава славной птичьей династии и связующее звено между двумя семьями. Именно поэтому его имя и стало названием первой части.

Свой интерес к необычной теме писательница объясняет просто, — всему виной случай: на очередной презентации поклонник подарил ей брошюру о разведении и содержании русских канареек. Этому новому знакомому, с которым уже давно завязались теплые приятельские отношения, Дина Рубина посвятила первую книгу.

Путешествие во времени

События трилогии охватывают полтора столетия: с 1890-х до 2010-х. Героям предстоит пережить Первую мировую и Гражданскую войны, Великую Отечественную… И весь сумасшедший ХХ век. Нить повествования постоянно перескакивает из прошлого в условное «настоящее»: рассказывая историю одного из персонажей, автор постоянно заглядывает в его будущее. Этот излюбленный прием Рубиной, ставший «визитной карточкой» стиля, кочует из романа в роман, — будто не столько важно что произойдет с героем, а как.

Кинематографический роман

Чтение напоминает просмотр фильма: события развиваюся с кинематографической стремительностью, а усиливает впечатление нелинейное повествование с частыми флешбеками, «подглядыванием» через десятилетия.

Если бы «Русская канарейка» была фильмом, то ему с уверенностью можно было бы вручить приз за «лучший актерский состав». Каждый персонаж словно прорисован пытливым и всеподмечающим художником: даже мельчайшие черты и выражения лица, неприметные на первый взгляд детали могут оказаться ключом к разгадке характера героя. Эпизодические персонажи, несмотря на свои «проходные роли», прописаны столь же тщательно. Мы не удивимся, если книгу экранизируют, — не впервой.

Роман, что тоже характерно для рубинской прозы, посвящен конкретному городу с определенным истрическим фоном. На этот раз выбор пал на Одессу: здесь и колоритная дореволюционная жизнь Этингеров в их музыкально-артистической среде, и удивительные описание города времен позднего СССР...

Из семейной саги «Русская канарейка» постепенно превращается в настоящий шпионско-детективный роман. И все-таки, несмотря на все невзгоды и перепетии истории, которые отражаются на жизни персонажей, книга уверенно несет свой неиссякаемый дух оптимизма и жизнелюбия до самой развязки.

© Фото: Валерия Новокрещенова