Маленькая Турция... в Германии: как и чем живут "мигранты" в стране "пива и сосисок"

07 Mar 2016
Маленькая Турция... в Германии: как и чем живут "мигранты" в стране "пива и сосисок"

Сельви в очередную субботу не может подобрать себе свадебное платье. На прошлых выходных вместе с родителями она уже пыталась приобрести себе что-то подходящее для свадебной церемонии. Но взгляды на свадебную моду молодой девушки совершенно не совпали с взглядами ее родителей.

Они слишком консервативны,- жалуется Сельви. Им очень сложно угодить. В прошлую субботу нам так и не удалось найти компромиссный вариант, - с огорчением говорит молодая девушка.

Сегодня Сельви отправилась вновь за покупкой свадебного платья. На этот раз уже со своими подругами. Девушка надеется, что они помогут подобрать ей такое платье, которое понравится ей и удовлетворит требования ее родных. Родители Сельви эмигрировали в Германию, когда она была совсем маленькой, поэтому девушка не помнит деталей своей жизни в Турции. Она росла в г. Дуйсбург и родиной считает Германию.


Однако Сельви, как и вся её семья, чтит традиции турецкой культуры. Ее свадьба будет проведена согласно турецким обычаям. И поэтому перед ней стоит не легкая задача: выбрать такое платье, которое будет соответствовать модным тенденциям, но при этом иметь национальные элементы, как хотят ее родители.

Поэтому девушки проводят очередные выходные в районе Марксло города Дуйсбурга, который принято считать самым известным центром турецкой свадебной моды во всей Германии.


Дуйсбург - один из городов рургебита (Ruhrgebiet, то есть местность в долине реки Рур), земли Северная Вестфалия. Источником его дохода, как и прочих городов рургебита, является черная металлургия и машиностроение. Интегральной частью населения Дуйсбурга являются иностранцы.

Согласно официальным данным переписи населения за 2015 год, около 64% из них – этнические турки. Большинство этих людей пополнили ряды жителей города в 60- х годах как гастарбайтеры.

Их основной направленностью была низкооплачиваемая и физически тяжелая работа. Согласно данным исследования по интеграции иностранцев в немецкое общество, проведённое университетом Дуйсбург- Эссен в 2014 году, турецкие жители города Дуйсбурга менее всего интегрированы в германское общество.

Эти же исследования показали, что среди всех иностранцев региона рургебит, этнические турки имеют самый низкий, по данным статистики ниже среднего, уровень образования и владения немецким языком.

Большинство турецких мигрантов в Дуйсбурге заняты в сфере торговли. Эти люди открывают в городе турецкие рестораны, турецкие кафе и, так называемые, Донербуден (Dönerbude- закусочная донер кебаб).


 

Кроме того, так же как и многие индийские и пакистанские мигранты в городе, они занимаются ремонтом бытовой техники, телефонов и компьютеров. Но, ни у одной из групп мигрантов в этой части Германии, нет того, чего достигла турецкая диаспора: она создала свой, уникальный турецкий район в Дуйсбурге - район Марксло. Тут редко говорят по- немецки, а немцы появляются на улицах лишь как редкие туристы. Здесь сверкают своим колоритным убранством роскошные витрины магазинов. По улицам разносится сладкий запах средиземноморских специй и восточных лакомств. Повсюду слышны ритмы турецкой национальной музыки в унисон с битами современных турецких хитов. В магазинах продаются турецкие товары: продукты, одежда, украшения, посуда и бытовая техника. Прилавки магазинов одежды пестрят красочными хиджабами и одеждой современных трендов мусульманской моды. Продавец одного из магазинов, Тангюль, молодая женщина около 30. Она практически не говорит на немецком. Турчанка уверена, что в Дуйсбурге ей не обязательно знать этот язык. Тангюль приехала в Германию 3 года назад, сразу после своей свадьбы. Ее супруг, этнический турок, уже около 20 лет живет в Германии. Он свободно говорит на немецком и владеет несколькими магазинами на Марксло. Тангюль помогает мужу в его бизнесе.

Все мои покупательницы говорят на турецком, всё мое окружение здесь из Турции. Мы ходим в гости к нашим друзьям, мы живем в турецком квартале. У нас здесь свой турецкий мир»,- рассказывает о своей жизни в Дуйсбурге Тангюль.

По ее словам, она уже давно планирует начать учить немецкий язык, но ей просто не хватает на это свободного времени.

У меня маленький сын, я помогаю мужу в его магазинах, готовлю еду, убираю. В общем, делаю все то, что лежит в основе обычных женских обязанностей, - улыбается девушка. На изучение немецкого, в итоге, не хватает времени,- добавляет она. Я думаю, буду учить этот язык вместе со своим маленьким сыном, сначала по детским книгам, потом в школе. Вот тогда точно выучу!,- радостно смеется молодая мама.

Тангюль -  не редкий пример низкой интеграции женской части населения турецких мигрантов в немецкое общество.

Проживание в турецких районах и постоянное общение на турецком языке, снижает шанс женской части турецких мигрантов на полноценную интеграцию»,- отмечает немецкая газета «die Welt».

Турецкие мигранты создают свои семьи на основе своих традиционных взглядов на семью, где женщина в большинстве случаев не работает, а занимается семьей и домом. Мигранты, согласно данным газеты, предпочитают селиться рядом с семьями своих соотечественников, ходить в турецкие рестораны и совершать покупки в турецких магазинах.

Женщине в турецкой семье не требуется учить немецкий язык, ведь весь ее круг общения родом из турецкого мира», - отмечает «die Welt» ( Lauer Céline, Siems Dorothea, D. Ehrentraut: Türken sind die Sorgenkinder der Integration, die Welt, 17.04.10)

Сельви торжественно пакует свой свадебный наряд. На помолвку девушка наденет традиционное мусульманское платье с хиджабом, чтобы угодить родителям, а на саму свадьбу белоснежное кружевное платье, которое она присмотрела еще на прошлой неделе.

Свадьба-это самое главное событие в жизни девушки. И очень важно, чтобы все вокруг в этот день чувствовали себя счастливыми, как молодожены, так и родственники и друзья,- рассуждает Сельви. У меня много немецких друзей,- продолжает Сельви, и все они тоже приглашены на свадьбу. Мои родители были только за, ведь Германия-это наша новая родина. А вообще,- вдруг говорит девушка, я не понимаю всех этих выдуманных проблем интеграций. Мы все живем в мире друг с другом, турки, индийцы, арабы, русские - все мы части одного общества. Например, я считаю себя немецкой турчанкой, - улыбаясь, говорит Сельви и окидывает взглядом сверкающие витрины магазинов.

На очереди свадебные аксессуары.