«Уличный университет» пошел в политику

«Уличный университет» пошел в политику

В воскресенье корреспондент Gaude пришёл на открытие «Уличного университета» и узнал, почему в стенах вузов, как и в парламенте, нет места дискуссиям, какова зарплата старшего преподавателя СПбГУ и по каким причинам университет имеет фактически два студсовета.

Идея создания публичной площадки для обсуждения острых вопросов (а именно ей, а не местом для получения образования, является университет), невозможных для решения на подмостках СПбГУ, не возникла спонтанно. Почвой для него послужили как и накопившиеся «вечные» проблемы - огромные разницы в доходах преподавателей и работников администрации, вопросы стипендий и т.д., так и недавно вспыхнувшие очаги этих проблем. Главный из них – конечно же, недавнее заявление профессора физфака СПБГУ Раппопорта о призыве к забастовке. На Соляной Переулок, где и проходило все действо, пришло не так много народу - человек от силы пятнадцать, не больше, однако видеокамеры и фотоаппараты имели место быть в большом для масштабов мероприятия количестве.

Догнать и перегнать McDonald's

Говорили в основном три человека. Владимир Волохонский, старший преподаватель психфака, и по совместительству политический оппозиционер, много рассуждал о преподавательских проблемах. Он посетовал на чудовищно низкий уровень зарплат ассистентов и старших преподавателей и подчеркнул тенденцию повышения интереса среди преподавательского состава к грантам и премиям. Однако, по его мнению, нужно обратить внимание и на «минимальную базу» в виде оклада, который он повсеместно предлагает приравнять к уровню месячной зарплаты работника McDonalds, что считает положительной тенденцией: раньше сравнения шли с уборщицами в «Пятерочке». Впрочем, подвижки, как он считает, пока что весьма слабы.

Виктор Воробьёв и Павел Арсеньев, как и подобает первым лицам непризнанного студсовета, на базе которого и появился «Уличный университет», говорили больше о чисто студенческих проблемах. Первый указал на абсолютную несостоятельность Студсовета как официально задекларированного органа, являющегося структурой, «искусственно созданной сверху» и, как следствие, существование «альтернативного» Студсовета, который взял на себя те функции, которые он и должен выполнять, а именно, функции студенческого самоуправления. По его мнению, происходит это во многом потому, что «любая критика в университете воспринимается как инакомыслие».

Затрагивая ситуацию с Раппопортом, Виктор сравнивает СПбГУ то с кипящим чайником, который заткнули пробкой, то с «вертикалью власти» и «воспроизведением модели государственного устройства», подчеркивая то, что «любые недовольства заканчиваются всплесками». Также было отмечено, что в высших кругах университета «неофициальный» студсовет всерьез сравнивается с... «Народной волей», что «смотрится, по меньшей мере, странно».

Чайник с пробкой

Павел, как идейный организатор, рассказал о целях и задачах проекта: речь велась о формировании общего списка существующих на данный момент проблем, основной целью была продекларирована «широкая демократизация в виде создания структур и советов», а главной задачей - поиск инициативной группы. Также была затронута тема стипендий, которая, по мнению лидеров проекта, имеет не столь большое значение, как зарплата преподавателей, но причиной тому является чудовищно низкий размер некогда главного источника студенческого дохода. Предложение было вполне закономерным - приравнять размер стипендии к стоимости тридцати комплексных обедов либо прожиточному минимуму, т.к. эти две величины, по несложным подсчётам, почти тождественны друг другу. По мнению идейных вдохновителей проекта, этот вопрос, а также сложная ситуация с общежитиями (как выяснилось, 70% студентов городских ВУЗов являются иногородними) являются потенциальными консолидирующими студенчество факторами.

О том, что уже сделано непризнанным студсоветом, не говорилось много. Мы узнали лишь о том, что его членам удалось решить вопрос с интернетом в студенческом общежитии, доступ в который стал наконец-то безлимитным. Впрочем, было сказано, что «многие инициативы не были услышаны», что невольно наводит ассоциации на кипящий чайник с пробкой. Причем непонятно, как эту пробку выбить.