Нечетные дни в Париже: День 11



  
Нечетные дни в Париже: День 11

Корреспондент Gaude Антонина Крупнова почти уже превратилась в настоящую француженку. О том, хорошо ли ей в Париже, рассказывает она нашим читателям:

Сегодня гуляла по злачным местечка. Первый был гей-баром, куда нас отвела Лия после моих долгих упрашиваний. Ну, как гей... просто туда ходят все, в том числе и представители секс-меньшинств. Второй бар, который мы нашли уже с Аней, тоже был с подобным уклоном, как мы поняли по разноцветному сердечку на двери, а третий - совсем обычный со злыми официантками.
Закончили мы наш маленький поход давольно поздно, метро уже было закрыто, я была далеко от дома, в результате - взяла велосипед. Если кататься на нем днем - здорово, то ночью - настоящее наслаждение, потому что нет вообще никого. Причем вот совсем. Около Нотр-Дам я не увидела ни одного клошара, ни одной влюбленной парочки, и ощущение у меня было, словно я вернулась во времена Квазимодо и Фролло, и сейчас они выйдут из собора или случиться что-нибудь не менее волшебное.

Кстати, о геях, повторюсь - мне очень приятно, что в этом городе люди более свободные и смелые. Насколько я уже поняла по рассказам, Париж тоже не самое безопасное место для того, чтобы выражать свои, могущие кому-то показаться неправильными, предпочтения, но все-таки гомосексуальных пар на улицах немало, и они все безумно счастливые.

Еще я была в тот день в центре Жоржа Помпиду, и в Сан-Сюльпис, и в катакомбах.
Последнее - заколдованное и страшное место. Ты спускаешься очень-очень глубоко и оказываешься в коридоре, стены которого выложены кладкой 17-го века. И ты совсем один. Никаких звуков, кроме капающей с потолка воды. Можно воображать и придумывать все, что угодно.
Когда шла по коридору, больше всего боялась, что черепа и кости появятся внезапно, выплывут из темноты и напугают. Уговаривала себя, что я эти кости в раскопе видала и ничего, только радовалась. 
Но, слава богу, когда катакомбы переходят в свою "похоронную часть", это видно и понятно.
Никого не осуждаю и ни с кем не спорю, но вот фотографировать эти кости я не могу. Аккуратно сложенные в ряды, они производят на меня столь же непонятное впечатление, как и костяные церкви Португалии. Я сразу начинаю думать о том, что кто-то же эти кости принес, разложил, думал, как лучше их все разместить...Человеческие останки в раскопе - что-то не столь...продуманное, что ли, и потому не так меня пугает. Вернее, кости в раскопе меня не пугают вообще. А вот эти груды костей - тоже не пугают, но наталкивают на мысли о том, насколько наши жизни ничтожны. Их так много, и ведь все это когда-то были люди, которые думали, чувствовали и считали себя важной частью мира. А потом они умерли, и никто ничего про них вообще не помнит. Кто они, кем были, кто были их дети, а кто - их родители?
После катакомб очень странно снова оказываться в мире. И магазинчик сувениров на выходе из катакомб пугает. Что, правда кто-то покупает магнитики с черепами?