Цветем и пахнем



  
Цветем и пахнем

Плохой запах — признак разложения или болезни. Это относится не только к отдельному организму, но и к целому обществу.

Я — курильщик со стажем. И, честно говоря, обоняние мое должно быть сто раз нарушено. Но запахи я все равно чувствую. И именно запахи отличают мою страну от всех других.

Сажусь в маршрутку. Слева — перегар от уставшего работяги. Справа — убийственная волна дешевых духов от женщины средних лет. Водитель купил освежитель — пахнет вроде бы лимоном, но таким, знаете — смешанным с табаком. С этим набором нехитрого парфюма я направляюсь от метро к дому: двадцать минут ароматерапии — лучше не придумаешь.

Или, к примеру, поезда. Наши российские поезда по запаху ни с чем не спутаешь. Первым делом, зайдя в плацкартный вагон, принюхиваюсь: ага, вон там двое мужиков достали пиво с воблой, их третий товарищ забыл о том, что такое дезодорант. А вот мужичок раскладывает яички с курицей. В тамбуре запах яичек и пива смешивается с табачным. Восемь часов до Москвы — лучше просто не думать об этом.

Или, например, госучреждения. Запах казенной пыльной мебели, периодически перемежаемый табачным дымком из разных углов, встречает меня, когда я иду за новой справкой о том, что не был, не служил, не состоял, не доносил. А вот — пафосное кафе в центре Петербурга. Мне нравится пить там чай с ароматом апельсина. Или кофе с шоколадом. Только все это не идет ни в какое сравнение с тем, что в санузле нет освежителя, а у кого-то случилось несварение. Приятного чаепития!

А в соседнем ларьке с шавермой что-то подгорело и, видимо, это что-то забыли убрать. А на Думскую улицу с утра вообще лучше не ходить. А московских переходов людям с тонким обонянием надо сторониться. А наши общественные туалеты лучше обходить стороной. А в подъезде тоже пахнет далеко не цветами И нет тут виноватых: мусорят в данном случае далеко не те, кто убирает. Но и те, кто убирает, делают свое дело подчас из рук вон плохо.

Я пишу этот текст на кухне собственной квартиры. Дома жарко, окна приходится открыть. Но ветер не свежий, а с запахом городской свалки, которую власти все никак не могут убрать подальше от жилых кварталов. Остается только попросить у небесной канцелярии то ли дождь, то ли ветер в другую сторону. Может, небесная канцелярия услышит, раз земная сама по себе плохо пахнет.

Власть и деньги издревле обладали особенностью дурно пахнуть. Только всегда находился тот, кто прибегал с освежителем, открывал все форточки, выметал отходы производства. Проблема в том, что пока ты сам не знаешь, где твой шампунь, ты вряд ли сможешь пойти помыть другого. Дурной запах бывает признаком разложения или болезни. Хочется верить, что сейчас — последний вариант. Болезнь можно вылечить. Для этого даже не надо выходить и бороться со свалками. Для начала нужно просто не пить слишком много, вытирать пыль и чистить зубы по утрам.