Прожить за другого



  

О том, почему гопники и полотенцесушитель интереснее Прохорова.

Мои коллеги

Я ленивый журналист — почти никогда не возвращаюсь в те места, и к тем людям, о которых писал. В декабре прошлого года я с большущим журналистским любопытством летел на первый для меня московский митинг на Сахарова: люди, флаги, лозунги, шум, гам. Как мальчишка таращился с высокого сугроба на то, как Навальный громогласно обличал. А потом стало неинтересно.

Несколько месяцев назад писал репортаж с открытия «Зоны действия» в Лофт-проекте «Этажи» — несся туда как на событие мирового масштаба — надо же, такое в Питере открыли! Коворкинг-пространство, в котором бурлит каждая, даже самая ленивая идея. Но сам работаю там, где мой ноутбук — в метро, дома, в электричке, или, как сейчас, в поезде Питер-Москва. В моем коворкинг-пространстве нет окрыленных вебомдваноль хипстеров, зато есть люберецко-купчинские гопники, проводники, манагеры и уличные музыканты.

Миша и Юля

Дважды говорил с Михаилом Прохоровым — о выборах, политике и норникелевском прошлом. До интервью о его политических шансах болтал почти с каждым встречным-поперечным. Меня это волновало. А поговорил — и на все его политические проекты теперь подробно не смотрю. Или совсем недавно общался с питерскими градозащитниками, и узнавал, почему они ругаются друг на друга. В том числе встречался с Юлией Минутиной, координатором движения «Живой город». Пока говорил — понял для себя — она уже совсем не та, что раньше. Не так горит своими же собственными идеями о защите города от застройки. Места-люди-идеи для меня «сгорают». Для меня лично. С последней точкой статьи. Из бесконечно интересных они резко становятся конечными, и пропадают с моего горизонта интересов.

Мещанские страсти

Моя собственная жизнь мне иногда кажется омерзительно скучной. Впрочем, так у каждого нормального человека. И когда совсем невмоготу, я бросаюсь в приключение — и живу за другого человека. За питерских лесбиянок после закона Милонова, за новые политические партии, за московского интеллигента в тверской деревне, за сидящих в автозаке оппозиционеров. И каждый раз история кажется захватывающей. Но стоит прожить хотя бы ее кусочек, и все, точка. Перечитывать неинтересно.

И я снова возвращаюсь к своей прекрасной и насыщенной жизни. Придумываю с друзьями главные московско-питерские понты, вспоминаю школу и обсуждаю — кто попадает в более жуткую столичную пробку по дороге домой. Для меня лично, в сто раз интереснее не дело Pussy Riot, а такой вопрос — если я подключу полотенцесушитель в ванной через две угловых муфты и «американку» — будет ли это соединение крепким? И дело не в какой-то мещанской общественно-политической серости, которую сейчас активно шьют всем жителям замкадья. Для меня история, рассказанная уже один раз из первых уст, закрывается навсегда. Даже если я вернусь к ней уже с другими вопросами, я услышу для себя те же ответы.

А вот что на этот раз мне расскажут друзья, достанется ли мне от гопников из Купчино или Люберец, будет ли вкусным шашлык — вот где есть бесконечное количество вариантов ответов. Обычная жизнь в сто раз насыщеннее и интереснее даже самой подробно изложенной медийной истории.

Нет, ну правда же понятно, что градозащитники в ближайшее время не станут мощной силой, а Прохоров — известным и авторитетным политиком. А вот не протечет ли полотенцесушитель — да хрен его знает. И это реально интересно.

\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

Возможности для благодарственных платежей: http://gnaberezhnov.livejournal.com/14664.html