«Марш миллионов» и судьбы протеста



  
«Марш миллионов» и судьбы протеста

Митинги стали привычным явлением. Где привычка, там и работа. Осмелюсь предположить: не то чтобы десятки тысяч человек горели по-декабрьски первозданным желанием выйти на митинг, просто не выйти тоже вроде как нельзя. Лидеры же оппозиции нащупывают способы влияния на ситуацию: «позитивная программа», социально-экономические требования, выборы в Координационный совет. Пока что на Марш миллионов выйдет почти столько же людей, как всегда, даже если со сцены будет звучать нечто неинтересное.


Между тем запрещенный «ОккупайАбай» с его лекциями и дискуссиями вплетается в ряды протестующих все теснее. «Микромитинги», когда люди на площади Сахарова обсуждают, например, проблемы образования (колонна вузов и НИИ), не очень-то слушая то, что звучит на сцене. 15 сентября «микромитингов» было больше. Думаю, их будет еще больше на следующем Марше. В ограниченном количестве протестующих люди находят все больше единомышленников по конкретным проблемам. Площадь обгоняет трибуну. Впрочем, на трибуне появляются уже лица с площади. Но «лица с площади» свое слово могут сказать и без трибуны. Протест не растет численно, но, похоже, увеличивается его «качество». Это довольно замкнутый клуб по интересам, но его консолидация увеличивается, а что-то меняло всегда активное меньшинство.

Выборы в Координационный совет будто бы организованы поспешно, в августе о них объявили, в середине сентября начали регистрацию людей, в середине октября уже голосование. Мне кажется, растущая консолидация «площади» немного выбивает почву из-под ног «старых новых» лидеров. Они — политики, они делают что могут в своей сфере (Госдума, депутатские запросы, громкие кампании), но сфера «маленьких важных дел» — это не их уровень. Вовсе не Путин нагадил в лифте бибиревской пятиэтажки, но и не Илья Пономарев ходит по ее подъездам с веником и совком. Политики могли бы сотрудничать с гражданскими активистами по ряду мелких вопросов. Политики — то самое звено, которое ищет протест, которое превращает сотни конкретных проблем вроде роста тарифов на ЖКХ или нехватки детсадов в большую политическую повестку. Вот только «старые новые» лидеры оппозиции бессильны оказать серьезное влияние на власть (у кого там большинство в Думе? То-то же). Не развито сейчас это звено политического механизма. Задавлено оно.

Таким образом, нынешние лидеры оппозиции заинтересованы подтвердить свой статус и влиятельность, а из среды лидеров гражданских активистов естественным образом начинают вырастать новые лидеры. Скорее, «старым новым» лидерам протеста нужен Координационный совет — у «новых новых» все довольно эффективно получается (и будет получаться) и без него.

Оппозиция в современной России — недостаточно массовое явление, чтобы заставить власть отложить в сторону лояльные СМИ, лояльную Думу ради сомнительного для нее удовольствия поговорить с протестующими. Но к их действиям все же прислушиваются. Поэтому митинги отныне — скорее та вещь, которая будет резко увеличивать свою численность лишь в экстренных случаях, когда всех возмутит нечто принципиально новое. «Принципиально» нового пока не наблюдаем, и вряд ли увидим, но «кукиш в кармане» в виде Марша миллионов протестующие будут держать в кармане.