Людмила Алексеева: «В России соблюдается только одно гражданское право»

21 Сентябрь, 2010

На открытой лекции в ГУ-ВШЭ Людмила Алексеева, живой символ эпохи диссидентства, рассказала студентам о защите прав человека в российских реалиях и как она появилась в когда-то еще советской России.

«Правозащитному движению в России в этом году исполняется 45 лет. Не могу сказать, что наша деятельность успешна, но нас это не останавливает. А началось все с тесного круга друзей. 5 декабря 1965 года -  день тогдашней Конституции - мы устроили митинг на Пушкинской площади в защиту арестованных писателей Даниэля и Синявского. Нас было всего человек 20. Мы требовали обеспечения своих прав на гласность суда, на самовыражение, на свободу. Эту дату принято считать дне рождения правозащитного движения.

С того дня лозунги на митингах не изменились:  и сейчас 31 числа  почти каждого месяца люди собираются с требованием исполнять Конституцию. Но только если тогда правозащитники занимались в основном помощью политзаключенным - обеспечивали их жильем, пищей, передавали посылки, и за это их репрессировали в тюремные лагеря, запрятывали в психиатрические больницы, «выталкивали» в эмиграцию, то сейчас правозащита - это в первую очередь юридическая помощь, наказываемая властью убийствами, избиениями, запугиванием, обысками.

Но я смотрю в будущее с оптимизмом и считаю, что для достижения наших целей понадобиться ещё лет 15 - при условии, конечно, что мы будем этого постоянно добиваться. Хотя из гражданских прав в России сейчас соблюдается только одно - право на свободный въезд и выезд из страны.

Раньше подпольные советские правозащитники занимались еще и самиздатом. За перепечатку романа Александра Солженицына «В круге первом», например, мы рисковали получить 7 лет. Постоянно кого-то рассекречивали и забирали, но при этом наши ряды снова и снова пополнялись энтузиастами.

Сейчас 31 статья Конституции - самая важная для рядового гражданина, потому что только так можно донести до власти свои проблемы и чаяния. Она гласит о том, что «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Но такое право воспринимается как политически опасное, поэтому защита своих прав в России приравнивается к оппозиции. Но я не оппозиция, я правозащитник».