Детские страхи государства



  

 

Сказка о госслужащей. Верой, телефоном и грудью защищающей государство от его же страхов.

Выбор моей корреспондентки

На прошлой неделе наша журналистка Саша Томашевская готовила для газеты Gaudeamus материал на тему со сложным названием "Квотирование рабочих мест для молодежи". В том числе решила позвонить за комментариями в Городской центр труда и занятости молодежи "Перспектива". Существует он под эгидой Комитета общественных связей  и Управления государственной службы занятости населения г.Москвы. История - с 1996 года. Трудоустроено полмиллиона молодежи.

В общем, организация с ударным прошлым и многообещающим будущим. И выбор своей корреспондентки я понимаю.

Жду звонка Вики

Вдруг ближе к концу недели от журналистки приходит письмо: "Тебе сегодня будет, возможно звонить сотрудница из центра молодежного
трудоустройства "Перспектива", Вика. Я им сегодня звонила, она сказала что какие-либо комментарии будут только после координат главреда, так что пришлось дать". Ну я подумал - мало ли чего. В общем, ждал звонка. Но Вика мне так и не позвонила.

Микроскопный взгляд Вики

На следующий день получил письмо от журналистки: "Не, не жди уже. Мы ей не понравились, она написала мне что они госструктура и не могут давать комментарии подобного рода". Журналистке я бойко ответил, что вообще-то, по закону о СМИ, они обязаны давать комментарии. И объяснил, что если комментарии не дают, то закон они нарушают.

Но еще, на всякий случай, спросил, чем же мы все-таки не угодили госслужащей Вике. Корреспондентка ответила тут же: "Она меня сначала долго спрашивала все наши координаты и координаты редакции. А потом сказала что как госструктура они очень боятся сотрудничать с различными крайнеправыми газетами".

Наш ответ Чемберлену

Ответить однозначно на Викин ответ сложно.

С одной стороны, нужно стоять на своем. Брать годовую подборку газеты Gaudeamus; вооружаться словарем Брокгауза и Ефрона с закладкой наготове на странице со словом "Правый"; одевать самый красивый и единственный у меня бежевый костюм и идти в гости. Доказывать, что Gaudeamus - не правая газета. И уж тем более не крайняя. И еще брать коробку конфет на тот случай, если Вика не поверит ни подборке, ни Брокгаузу с Ефроном, ни даже моему самому красивому (и единственному) бежевому костюму.

С другой – понять, что эта ситуация – полный бред. Соответственно, к Вике в гости не ходить, а историю расстащить на журналисткие байки.

Только вечером, когда я ложился спать и по инерции хихикал над этой историей, вдруг представил себя на месте госслужащей Вики. Сижу я в компьютерном кресле на колесиках, перед взглядом - монитор. На столе - инструкция с жирной красной пометкой: "Всем сотрудникам строго запрещается (для непонятливых это слово выделено жирным) сотрудничать с крайне-правыми газетами". И вдруг звонят из газеты со странным латинским названием.

И представил, именно я, будь честной и порядочной госслужащей Викой. Увидел бы я за названием молодежной, и, разумеется, белой и пушистой, газеты тайную и строгую конспирацию крайне-правых? Защитил бы государство от них? Я так и не смог найти ответа и так и не заснул.