«А я историчен?»



  

О том, как я обманул Квентина Тарантино.

Конечно, когда я смотрел «Бесславных ублюдков» в кинотеатре, я от души хохотал со всем залом. А трешовые сцены заедал поп-корном и запивал колой. Так что не тогда появились эти глубокие мысли.

И не тогда, когда мы с друзьями ехали домой. Тогда мы говорили о Майкле Джексоне и его операции по осветлению кожи. В частности, шутили, что он, может быть, сэкономил на операции и осветлил кожу ровно по линии футболочного загара. Этакий «негатив», загар наоборот. Так что глубокие мысли пришли и не тогда.

Старый обманщик

Как и положено глубоким и тоскливым мыслям, они пришли на следующее утро. По традиции, дождливое, бездельное и холодное.

Я начал вспоминать фильм. Во-первых, я поймал себя на мысли, что поверил Тарантино, что Гитлера убили в результате покушения в ходе операции «Кино» еще аж в 1944 году. А ведь образование у меня историческое, и я знаю точно, что это все неправда. Потом я полез в Википедию узнать поподробнее, что эта за немецкая актриса такая была - Бриджет фон Хаммерсмарк. И очень огорчился, когда узнал, что и не было такой.

И тут я понял, что Квентин Тарантино обвел меня вокруг пальца. Как дурачка. Несмотря на все мои исторические дипломы и сданные сессии по различным историям. Именно тогда появились глубокие мысли.

Нужны ли мы истории?

Мысли о том, а запомнит ли, предположим, лично меня история. Так ли я для нее интересен, если может появиться Квентин Тарантино, снять фильм и сказать, что все было не так. Пускай даже в шутку и с оговоркой на афише фильма, что жанр у него «альтернативная история». То есть не такая, как была, а другая, выдуманная.

Так ли для истории интересен ты, твой друг, твоя семья, твоя любимая или твой ребенок. Нужны ли они все для историков и истории?

Поначалу я вспомнил школьные учебники истории. Ну, сколько там людей? Немного. Причем почти все из них - короли, императоры, президенты. Чуть реже - военноначальники. Совсем редко - актеры или режиссеры. Из обычных людей мне вспомнились почему-то пионеры Леня Голиков и Зоя Космодемьянская. И те - герои Великой отечественной войны.

То есть нет для нас места в истории. Не появится никогда имя простого человека на страницах учебников. Не будут о нем рассказывать на лекциях. Вот о чем я думал в тоскливое дождливое утро. От этих мыслей утро становилось еще более тоскливым и дождливым.

Рецепт

Но вечером ко мне случайно зашли старые друзья. И спросили - как живешь? И черт меня дернул не рассказать им, а показать, как я прожил последние 2 года. И стал показывать дипломы с различных конкурсов; фотографии, где «я и та самая очень интересная девушка»; письма, которые мне очень запомнились; парочку анонимных  и очень приятных мне мнений в Контакте. Ну еще подборку моих лучших, на мой взгляд, журналистских публикаций.

И знаете что? Друзьям было интересно это все разглядывать, читать. Им была интересна история моей жизни за последние 2 года. Близким, друзьям и любимым - вот кому нужна история простого человека, жившего на простой улице в простом городе.

Именно тогда я понял, что я обманул Квентина Тарантино. За окном появилось закатное солнце, закончился дождь и мы с друзьями пошли гулять.