Как я провел 4 марта, или к вопросу о прозрачных выборах



  
Как я провел 4 марта, или к вопросу о прозрачных выборах

У некоторых моих знакомых, работавших на участках наблюдателями и членами комиссий с решающим голосом, парламентские выборы 4 декабря оставили тяжелое впечатление - хамство членов комиссий и откровенные нарушения. У меня, к счастью, все было тогда благополучно. Поэтому у меня не было сомнений в том, где я буду находиться 4 марта.

29 января я вновь подал заявку на участие решающим голосом  через партию «Яблоко». Правда, я направился уже на другой участок (в том же Кировском районе Санкт-Петербурга) работать вместе со своей хорошей подругой, которая шла решающим голосом от «справедливороссов». В любом месте – веселее вместе. Особенно в таком.

Первые заседания, подготовка участка и даже разноска приглашений оставили у меня в целом положительные впечатления. Комиссию составляли 9 человек – председатель-пенсионер, его жена, и, видимо, их знакомые разного рода – всего 5 пенсионеров, еще один мужчина и девушка-секретарь, ну и мы – я и моя подруга - студенты.

Пенсионеры за Путина

День голосования поначалу протекал неплохо. Меня в 10 утра с 2 наблюдателями (тоже молодежь) отправили на домашнее голосование к 20 старикам и инвалидам, из которых в итоге проголосовали 16. До кого-то просто не удалось достучаться, а некоторые пошли сами. За некоторых пенсионеров заявки на домашнее голосование направляли не родственники, а общественные организации (вроде Совета ветеранов), и они были не в курсе этой ситуации. Но такие случаи оказались единичными.

Поход в гости к незнакомым людям, тем более в таком возрасте и положении, навевает грустные мысли. Люди это больные, старые, подчас с неустроенным бытом, со своей болью и проблемами. Многие ходят кое-как, у иных туалет прямо возле постели. Большинство из них отдало голос Путину – я полагаю, в знак лояльности к государству, к которому они апеллируют, которое и ругают, и от которого ждут гарантий. Вторая мотивация – «его по телевизору показывают, он хороший». Но были исключения – 5-6 человек из 16 точно голосовали иначе. Весь этот поход занял 3 часа, вслед за мной отправили еще одну группу, обошедшую около 15 человек.

Дальнейшие шесть часов прошли для меня бесцельно. Люди на участок тянулись очень вяло. Молодые лица были редкостью. Нарушений не было никаких.

Граждане засыпают - просыпается мафия 

После 8 часов голосование закончилось. И здесь начались неоднозначные действия. Веб-камеры выключили на час – требование законодательства. Были погашены бюллетени, вскрыты переносные урны. Их содержимое пересчитали по количеству, но не по голосам, и тут же смешали с основной урной. Подсчет велся одновременно 5 членами комиссий. Наблюдателей пытались оставить сидеть у стены, метрах в 7 от стола. После серии препирательств они все-таки подошли к столу ближе. Простор для ловкости рук и подкладывания в пачку за определенных кандидатов лишних бюллетеней в этом случае есть, за всеми уследить сложно. И никакие веб-камеры этого не зафиксируют – такие детали, как галочки, там просто не видны.

Тем не менее, подсчет завершен, составлена увеличенная копия протокола. Всего было использовано 1005 бюллетеней, из них 20 недействительных. Путин получил 487 голосов (48,4 %), Прохоров - 206 (20,4 %), Зюганов – 147 (14,6 %), Миронов – 95, Жириновский – 46.

На этом этапе начинается самое интересное. Председатель получает две жалобы от наблюдателей, которые хотят пересчет пачек за Прохорова и Путина. Он уходит в кабинет с этими жалобами, сидит минут 20, а потом вдруг оказывается, что он собирается в ТИК. Сказано – сделано, и подозвав полицейского, он уходит вместе с секретаршей и – внимание – двумя неопечатанными пакетами с бюллетенями. Это было объяснено желанием «посоветоваться с юристами» по поводу жалоб. Итоговый протокол на тот момент не составлен, хотя зампредседателя начала было его заполнять. Хваленую веб-камеру для такого случая втихомолку отключили.

В течение дальнейших 5 часов мы вместе с наблюдателями утратили диалог с остальной комиссией, на вопросы зампредседателя нам отвечала хамством, а позиция остальной комиссии выражалась в «ну вот, это ваша шайка-лейка виновата, теперь из-за вас нам придется до утра сидеть».

Театр абсурда 

Около пол-пятого утра мы с наблюдателями решили уже было уйти, но тут внезапно вернулся председатель с секретаршей, полицейским и пакетом. На наши вопросы он отвечать отказывался, зато как ни в чем ни бывало собрал «совещание», ответил на жалобы, и предложил произвести пересчет. Пакеты были возвращены, но вот как изменилось их содержимое – это было тогда поистине загадкой. Был произведен пересчет. Мы участвовать в этой комедии отказались, требуя итоговый протокол первого образца, но нас упорно игнорировали. Наблюдатели стояли почти вплотную и снимали. В воздухе витало чувство глубокой абсурдности происходящего.

В результате пересчета число голосов за Путина увеличилось на 26 и составило 513. Таким образом, он набрал уже 52 % и преодолел  нужный кому-то, судя по всему, барьер. Больше всех потерял Прохоров – минус 15 голосов.

В это время приехал юрист из ТИК – В.Н. Березин, весьма неприятный тип. Он стал нам пенять, что мы молодые и ничего не понимаем, зато вот он все понимал. И понимал, где можно нами манипулировать. Мы хотели приложить к протоколу особое мнение, где описали сложившуюся ситуацию, но он не дал этого сделать, требуя подписать просто протокол. В итоге, мы просто не подписали протокол. Нам выдали копии, оформленные с недочетами (во всем жажда обмануть), но спорить уже времени не было – в школу шли дети, начинались уроки, нас выгоняли. Восемь утра!

Бабло побеждает все? 

Впечатление все это оставило тягостное. Во-первых, фарисейство и хамство самоуверенных «представителей» государства. Во-вторых, их политическое сознание, апеллировавшее не только к деньгам («бабло побеждает все»), но и  к тому, что так «происходит везде», «так все делают, чего вы лезете» (при стыдливом молчании некоторых членов комиссий). Чувствовалось то самое пресловутое советское «двоемыслие». В-третьих, в таких случаях чувствуешь тяжесть государственной машины – за спинами этих людей, уверенных в своей безнаказанности, стоят ТИК-и, ЦИК-и, полиция и суды. И вот вся эта государственная машина в лице членов комиссии унижает именно тебя. В-четвертых, на избранного президента, безотносительно отношения к нему, действия таких исполнителей бросают огромную тень. И что самое главное - все это увеличивает пропасть недоверия между обществом и государством.

Вот такая комедия в трех действиях. Давать юридических оценок этому всему я не буду. Их дают более компетентные люди – а вот компетентные органы от этой оценки, к сожалению, обычно уклоняются.