Арчет: Орденов в поэзии нет

Арчет: Орденов в поэзии нет

9 ноября состоялось вручение Всероссийской поэтической премии им. Хлебникова.  Счастливым обладателем главного приза – «улицы имени себя» – стал петербургский поэт Арчет, он же – Андрей Кузнецов. Gaude встретилась с ним, чтобы вспомнить о прошедшем событии и узнать о творческой жизни поэта.

Правда, что на премию ты попал случайно?

Да. В этой премии я, собственно, специально участвовать не собирался. Потому что, пока я ни в чем не участвую – я сам по себе, и не подвержен никаким критериям оценки. Как только  поучаствовал в чем-то... Выходит, согласился с правом вот этого конкретного жюри судить обо мне, и признаю их оценку верной. Так что, если я проиграю, получится, что все, кто выиграл, объективно лучше меня. Во всяком случае, по-моему же мнению. Понимаете? Но потом ко мне постучался директор этой премии, сказал, что по ее условиям он имеет право, как Нобелевский комитет, номинировать любого нынеживущего, не спрашивая его разрешения. Так что я все же буду участвовать, и не хочу ли я прислать ему свое портфолио добровольно?  Я прислал, и в итоге выиграл. Все.

 В итоге, мнение «этого конкретного жюри» считаешь справедливым?

В общем-то да, конкурс был ориентирован не столько на стихи, сколько организаторскую деятельность: оценивалось то, как ты себя «поэтически» проявил, как выступал со своими стихами, как, может быть, помогал другим поэтам, делал... Ну это я сейчас про себя говорю: да, помогал, да, начитывал книжки, делал ролики и мультики по стихам. Хотя там было условие, что если не понравятся стихи конкурсантов, все остальное портфолио член жюри может и не рассматривать.

Чья оценка была особенно приятной?

Ну, мне было, например, приятно, что по 10 бальной шкале, меня больше чем остальных оценил товарищ Друзь – поставил 9, а у всех остальных поменьше. Это было приятно. А так, я не хочу никого ни хвалить, ни обижать. Там ведь были филологи, и хлебниковеды, и лауреаты «Золотого пера», режиссер, который снял фильм «Господин оформитель», там был директор ТРК «Петербург», «5 канал», директор радио «Петербург», Стогов, Друзь, Луста и кого еще там только не было. Было много знаменитых людей, но не то, чтобы из них я кого-то сильно выделял: вот этот мне важен, а всех остальных могло бы и не быть. Такого нет.

А что в целом является мотивацией творческого процесса: ты пишешь для людей или для себя?

Я считаю, что любое творчество существует для людей. И поэтому писать нужно так: для всех. Если пишешь для себя – пиши в тумбочку. Допустим, мне пришла мысль. Она еще не оформлена, то есть искусством ее считать еще нельзя – это просто идея, которую можно выразить десятками способов. Она моя. Но, как только я начинаю работать выражением этой идеи – это делается уже для людей.

Когда идея приходит, я не задумываюсь, будет ли она интересна кому-то, но выражаю ее так, как будет интересно людям. Я уже очень давно ношу с собой блокнотик, у меня уже целый архив таких вот блокнотиков, в которых я сразу записываю все, что приходит в голову, если оно мне кажется интересным. Вот буквально, когда ехал сюда у меня в голове, в качестве описания новостроечного района, появилось интересное сравнение, более того, за ним даже встал персонаж: «Вокруг него были десятиэтажные дома, каждый размером с десятиэтажный дом». По-моему, неплохо. (Улыбается).

 Есть ли к чему стремиться поэту, в честь которого уже назвали улицу? Ты бы чего еще хотел добиться?

Улицу назвали, да. Но у меня нет никаких таких конкретных точек, к которым я бы стремился. Что вот сегодня в честь меня назвали улицу, в следующий раз площадь, потом планету, потом город. Я ни к чему не цепляюсь и ни к чему не стремлюсь. Никаких орденов в поэзии нет. Но мне было бы приятно общаться с теми, кто признан мною хорошими поэтами, писателями, и если бы они общались со мной на равных. Если бы меня похвалил, например, Дмитрий Быков (Один из любимых поэтов Арчета – прим. ред), сказал бы: «Есть Арчет, пишет хорошие стихи», я был бы рад. Если бы при словах, «Ну и кто у нас современный поэт?», вспоминали меня, тоже было бы неплохо.

 Для чего тебе псевдоним?

Потому что только идиот в нашем мире будет «раскручиваться» как Андрей Кузнецов. Таких навалом, и меня удивляет, что большинство этого не понимает.  Еще у меня есть псевдоним  «Рэстеч  Ра» – это, собственно, «Сэр Арчет» наоборот. Я его даже раскручивал как-то, как известного американского писателя.

И часто ты «раскручиваешь» собственные выдумки?

Бывает. (Улыбается). Еще, например, у меня есть такая штука, которая хорошо разбежалась по сети и я ее там часто встречаю: «Ошибкой было бы думать», и подпись – Владимир Ильич Ленин. Нет, ну наверняка он бы мог сказать, что ошибкой было бы думать, что... что-нибудь там. Я недавно давал другое интервью и меня спросили «как я начал писать». А я уже так намучился с этим вопросом, что рассказал про то, как мне приснился Курт Кобейн, который затушил об меня сигарету и сказал, что если я не буду писать стихи, то он не будет меня уважать. А потом я проснулся в поту и записал какие-то рифмы, типа «палка-селедка». Да, я люблю распускать о себе слухи. Это интересно. Я, наверное, всем, кто будет брать у меня интервью, буду разные вещи говорить. Я и вам даже поднаврал немножко, но не буду говорить, где. (Смеется).

Страница Арчета Вконтакте здесь

Видео Премии тут

Странциа Арчета в ЖЖ соответственно