Статья про тех, кто ходит в церковь

Статья про тех, кто ходит в церковь

Обычно кажется, что в церковь в основном ходят люди взрослые, от 40 и выше. Gaude поговорил с молодыми верующими и узнал, как они пришли к православию.


Катя, будущий пиарщик, 21 год:

«Я хожу в церковь, потому что сердце зовет. Ложишься спать, и вдруг откуда-то к тебе прилетает: надо завтра в Собор сходить. И вот завтра выходишь из Собора, а в душе птички поют и колокольчики звенят, и чувствуешь себя чем-то инородным на этой шумной улице. Даже плеер не включаю с любимой музыкой, чтобы эта музыка где-то внутри тебя дольше играла. И хочется жить, творить и улыбаться всем.

Я не примерная прихожанка и могу уйти со службы, если чувствую фальшь в том человеке, который этой службой дирижирует.

Но так было не всегда. Сколько себя помню, всегда была на службе в День Святой Троицы, традиционный у нас семейный праздник. Стояли с сестрами и боялись тех старушек, что огарки убирают, боялись шаг сделать в сторону и вдохнуть лишний раз. Ходили в церковь, потому что так надо, так взрослые делают. Итог: дети выросли. Кто-то больше не ходит, потому что сама себе взрослый, а я не могу, меня сердце зовет.Не по большим церковным праздникам, а когда вдруг что-то откуда-то прилетает. И мне безразличны эти споры про то, где нужно петь-танцевать одним и какие часы носить другим. Я хожу в церковь не на часы подивиться. Это нужно мне. Порой ты не можешь объяснить, что у тебя в душе никому, даже самым близким друзьям. Не хочется подбирать слова, формулировать фразы. Приходишь, открываешься и многое становится ясным, понятным. Так что каждому свое, в демократическом государстве живем как никак».

Дмитрий, диакон, 22 года:

«Моя первая встреча с православием произошла, когда мне было 3 года. Моя бабушка — верующая — взяла нас с братом на службу. Было тяжело стоять, богослужебные тексты непонятны. Мне хотелось, чтобы служба скорее закончилась. Спустя некоторое время помимо богослужений мы с братом начали ходить в воскресную школу, где мне очень понравилось. Была добрая дружественная атмосфера, мы изучали

основы Православия, Библейскую историю, пели в детском хоре. Это и было нашим участием в служении Богу. Именно тогда появилось желание стать священником.

Позже я поступил в православную гимназию, которая предлагала проживание и обучение монастыре. Кроме предметов, которые преподаются обычно в школе, мы учились оставлять и произносить проповеди.

Именно в гимназии я почувствовал что Бог — не отдаленное понятие, а живое существо, и Он участвует в моей жизни. И я решил посвятить свою жизнь служению Богу и людям.

Потом поступил в Сретенскую семинарию. Во время обучения произошла личная встреча с Богом в Иерусалиме на горе Голгофе.

После окончания духовной семинарии принял священный сан, сейчас диаконом служу в Санкт-Петербурге в Константино — Еленинском женском монастыре. Я считаю своей задачей показать людям, что православие — полноценная жизнь, и Бог, желающий всем счастья, есть любовь в истинном смысле этого слова.

Маргарита, молодая прихожанка:

«Когда не на что больше надеяться, остается только верить. Без веры пусто, страшно, беззащитно, даже нелогично как-то. Сейчас у меня как раз тот момент, когда помогает только вера»

Елизавета, молодая прихожанка:

«Вера — это духовный стержень, что-то незыблемое в постоянно меняющемся мире. Я — маленькая, временами уставшая и слабая, что я могу знать об этом мире? А если веришь, то просто знаешь как себя вести в том, или ином случае. Религиозные нормы не меняются, чего не скажешь о политике, модных философских веяниях, и т. п. Христианству уже 2000 лет», — услышали мы от молодой матери двоих детей. Для некоторых вера — это «возможность не бояться. Я всегда твердо знаю, что, как бы ни была тяжела ситуация, пока Бог со мной — ничто не против меня, потому что Бога ничто не способно пересилить».