Пережить революцию



  

 

Когда в Египте произошла революция, многие испугались: «Как же быть!? Ведь это наш главный курорт». Как выяснилось позднее, для некоторых Египет - еще и место учебы. Gaudeamus нашел российских студентов одного из вузов Каира, которые были застигнуты революцией врасплох.

 

Основные этапы «африканской жары» известны всему миру: вслед за Тунисом «пожар народного гнева» зардел и в соседнем Египте, где тоже не всем нравилось жить за чертой бедности. Две недели на центральной площади Каира демонстранты ждали ухода президента Хосни Мубарака. И дождались - власть оказалась в руках военного правительства. Однако незадолго до отставки Мубарака в Уфе приземлился самолет из Египта. Но вез он не отдыхающих, а российских студентов, оказавшихся невольными заложниками египетской революции.

«Мы постоянно следили за новостями»

Марат Сайтхужин был студентом каирского университета. По его словам, все началось в ночь с 27 на 28 января: «слышали что в центре был бунт, потом новости смотрели. У нас дома спутник был, мы постоянно следили за новостями». Некоторое время события никак не задевали наших студентов, но спустя несколько дней в городе началось мародерство.

Марат рассказал, как в подъезд одного из его друзей ворвались мародеры: «У него в квартире осталась жена. Мы помчались туда быстрее, пришли - а они уже убежали... Все обошлось». Марат и его друзья решили собраться в одном доме, чтобы переждать события: «Мы обзвонили ближайших друзей с женами, чтоб они пришли к нам на квартиру с вещами и у нас переждали какое-то время. На первом этаже были мужчины, а на четвертом мы поселили женщин».

«Массовые волнения в обществе и проявления фактов мародерства поставила студентов в опасное положение - рассказал Айнур Биргалин, студент того же университета, оказавшийся почти в центре событий, - выстрелы, посты, организованные добровольцами, которые не давали возможности передвигаться даже по своему району, усугубляли ужасную картину происходящего».

«Местные вели себя гордо»

В это время, по словам Марата, «местные начали выходить на улицу и готовиться к обороне: в другом районе собиралась демонстрация - можно сказать, банда мародеров. Они как раз должны были проходить через наш район». Наши ребята «сразу побежали в магазин закупаться едой, потому что цены начали завышать, ну и магазины начали закрываться». Очереди в магазины были большими, за продуктами приходилось стоять несколько часов.

Окна закрыли на ставни. Оборонялись российские студенты обычными палками. Айнур Биргалин вспомнил события тех дней: «Жить всем вместе было тоже не особо комфортно, надо было готовить для всех и обеспечить всех ночлегом. Слава Богу, что наш коллектив действовал слажено! Каждый знал свое дело, и никто никому не доставлял лишних хлопот».

Первая ночь прошла тихо. Дежурили ребята по очереди. «В какой-то момент местные сказали нам, чтоб мы выходили отбиваться. Мы вышли, а потом нам сообщили, что на входе в район наши местные уже отбились от мародеров. Каждый день были слышны выстрелы, проезжали танки», - рассказал Марат Сайтхужин.Среди его знакомых были и те, кто патрулировал улицы Каира в центре вместе с египтянами, но, по словам Марата, в целом отношение местных жителей к ним, иностранцам, изменилось: «египтяне вели себя гордо, беззастенчиво».

«Мы ждали начала войны»

Вскоре студенты стали звонить в Россию и просить о помощи. «Мы долго добивались того, чтобы президент Башкортостана, выслал, наконец, самолет. Собрали вещи, доехали до аэропорта. Там ждали целый день и улетели только ночью», - описал свои последние дни в Египте Марат.

А в конце нашего диалога Айнур Биргалин добавил, что был очень удивлен произошедшим: «Такая спокойная страна и такие спокойные люди стали вдруг жестокими и неуправляемыми! Я уяснил, что все в мире может измениться в один миг, что надо быть готовым ко всему». Главное, по словам бывшего египетского студента, - это то, что в такие моменты «начинаешь думать и мыслить абсолютно по-другому, хочешь как можно больше сделать доброго, и начинаешь каяться за все плохое, что было сотворено тобой. Ведь смерть, возможно, так близка!»

К счастью, на этот раз все обошлось.

Ранее по теме: