Наконец-то честные и цивилизованные ©



  
Наконец-то честные и цивилизованные ©

Прежде всего хочется сказать, что я человек жутко аполитичный, сама не голосовала, и мне очень интересно понаблюдать за происходящим со стороны. Поэтому я, в качестве корреспондента Gaude, и отправилась на выборы мэра в московский Нагатинский затон.

Наверное, все в нашей стране всегда знают, кто победит на выборах, и сам процесс превращается в чистую формальность. И даже не потому, что выборы фальсифицируют (об этом ниже), а потому, что народ, в большинстве своем, голосует за того, чье имя они хоть когда-нибудь слышали или уже наблюдали результаты работы этого кого-то. Подумайте сами: вы — работодатель, и вам нужен специалист, который точно справится с возлагаемыми на него обязанностями. Кого вы возьмете на работу? Человека без опыта или того, кого вы уже видели на этой должности (хуже-то он работать вряд ли станет)? Ответ очевиден. Были даже на моем веку заведомо провальные выборы президента РФ, в которых участвовали кроме действующего главы государства некие Малышкин, Харитонов, о которых никто и слыхом не слыхивал. Я сейчас, конечно, говорю об основной массе населения, которая политикой не интересуется постольку, поскольку абсолютно уверена, что кто бы ни был у власти, в стране (городе) ничего не изменится. Это, кстати, и к слову о явке на выборах мэра, составившей 32,07%, которая, по словам заместителя мэра Л. И. Швецовой, была нормальной: «На шесть вечера на избирательный участок пришел каждый третий москвич. То есть, один человек из каждой семьи».

А возможно, сами политики в этом уверены. Вывод можно сделать из того, что я увидела на участках, а именно: наблюдатели на подавляющем их большинстве присутствовали только от врио мэра (спрашивается: зачем?), плюс человек пять во всем районе (где УИКов 34 штуки) от господина Навального. И еще один от КПРФ — пишу партию, потому что имя кандидата не помню, да и смысла нет его помнить.

И все равно подделывают результаты. Боятся кандидата на букву Н, нежелательного лица № 1. Фальсифицируют подписи (а это, кстати, уголовное дело), а полиция, представители которой находятся на каждом участке, просто отказывается это комментировать. Почти на всех участках были замечены огромные списки людей на надомное голосование. Стандартно, это 15–20 человек на участок из 2500 человек. Мы же увидели реестры со списками от 40 до 70 человек, где не были указаны контакты лиц, принимавших заявления пенсионеров. На некоторых заявлениях были явно разные подписи, причем их даже не пытались подделать: разные буквы, почерк на одной строке мелкий забористый, а на другой — крупный округлый. Сходили мы и на надомное голосование вместе с членами УИК и увидели по большей части людей, которым все равно, за кого голосовать, они даже не знают ни одного кандидата. Были и те, кто вообще не читал бюллетень, а сразу ставил галочку в конце листа, как будто до этого знал, куда ее ставить. Прекрасно понимаю, на чьей стороне в этом случае вооруженные силы, но пусть это будет хотя бы не так явно! Если нарушение найдено, да еще такое серьезное, тут уже никуда не денешься. Но жалоба всегда остается на рассмотрение избирательной комиссии, которая вправе ее отклонить, что благополучно и делает.

Самая смешная шутка прошедших выходных: «На концерте в поддержку врио мэра хэдлайнер вечера Григорий Лепс исполнил песню «Я уеду жить в Лондон». Делаем выводы.

 

Позиция редакции может не совпадать с мнением авторов, которые пишут в блоги на нашем сайте.